Чудо юдо рыба кит как пишется правильно

Справочно-информационный Интернет-портал «Русский язык», раздел «Медиа».

Всего найдено: 5

Уважаемые господа!

Согласно словарям сайта грамота.ру слово “чудо-юдо” – среднего рода. Кто бы сомневался?! Следовательно, “чудо-юдо девятиголовое въехало на калиновый мост”.

Но вот берём книгу “Русские народные сказки” (Выпуск 5, 2005 г.) издательства Омега и читаем, например, на двенадцатой странице: “Вдруг на реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались – подъезжает чудо-юдо девятиголовое (ср. р.). Только на калиновый мост въехал (м. р.) – конь под ним встрепенулся, …”. На четырнадцатой странице: “А чудо-юдо ударил (м. р.) – по колени Ивана в сырую землю вогнал (м. р.)”. И так далее на протяжении всей сказки: согласованные определения – в среднем роде, а сказуемое – в мужском.

Разве допустим такой тип согласования?

Возможно, издателей смутило то, что в этой сказке присутствуют “чудо-юдовы жёны”, но ведь род слова “чудо-юдо” от этого не меняется!

Как образуется множественное число слова “чудо-юдо“?

Заранее признателен за ответ.

Ответ справочной службы русского языка

Дело в том, что грамматический род не равен буквально биологическому полу. Чудо-юдо, оставаясь существительным среднего рода, отождествляется с существом мужского пола. В этом нет ничего странного.

Форма мн. ч. (чуды-юды) неупотребительна.

Подскажите, пожалуйста, склоняется ли слово “чудо-юдо“? Спасибо.

Ответ справочной службы русского языка

Да, это слово склоняется: _чудо-юдо, чуда-юда, чуду-юду_ и т. д.

Ответьте, пожалуйста, как правильно расставить знаки в предложении: “Это просто чудо-юдо-рыба кит!” или “Это просто чудо-юдо рыба-кит!”
Почему?

Нужны ли заглавные буквы в “чуде-юде”?

Ответ справочной службы русского языка

См. ответ № 207600 .

Этимология слова “ящер”.
Что было сначала? слово “ящерица”, а от него произошел зоологический термин “ящер”, или наоборот?
Вопрос связан с тем, что слово “ящерица” явно старое и встречается даже в русских народных сказках.
А вот слова “ящер” там нет. Есть змей, чудо-юдо и т.п.
Но только не ящер.

Когда появилось слово “ящер” в привычном для нас смысле?
Где искать ответ на этот вопрос?

Спасибо.

Ответ справочной службы русского языка

_Ящерица_ — суффиксальное производное от _ящеръ_, в диалектах ещё известного, < ascerъ. Происхождение неясно. Одни ученые считают сложением askъ ‘нора, пещера’ и scerъ ‘роющий’. В таком случае _ящерица_ буквально ‘роющая норы’. Другие толкуют это существительное как родственное слову _скорый_ (с приставкой _я_ и перегласовкой _о/е_; sker > щер) и считают, что ящерицу назвали так за быстроту её передвижения. По мнению третьих — _ящеръ_ — того же корня, но с перегласовкой _е/о_, что _скора_ ‘кожа, шкура’ и значит ‘животное, меняющее кожу’.

Как правильно пишется: чудо-юдо рыба-кит?

Ответ справочной службы русского языка

Согласно “Словарю русских синонимов и сходных по смыслу выражений” Н. Абрамова, правильно: _Чудо-юдо рыба кит_.

Чудо-юдо рыба-кит

Чудо-юдо рыба-кит
Чудо-юдо рыба-кит

Из стихотворной сказки «Конек-Горбунок» (1834) писателя Петра Павловича Ершова (1815— 1869).

Употребляется: шутливо-иронически по поводу какого-либо странного, нелепого, непонятного явления, предмета, существа и т. д.

Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: «Локид-Пресс».
.
2003.

.

Смотреть что такое “Чудо-юдо рыба-кит” в других словарях:

  • Чудо-юдо — ЧУДО ЮДО. 1. Народно поэт. Сказочное чудовище. «Мы приедем на поляну, Прямо к морю океану; Поперёк его лежит Чудо юдо рыба кит» (П. Ершов. Конёк Горбунок). На реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались, мост загудел выезжает чудо юдо… …   Фразеологический словарь русского литературного языка

  • Чудо-юдо — У этого термина существуют и другие значения, см. Чудо юдо (значения). «Чудо юдо». Русская лубочная картинка XIX века. Чудо юдо  персонаж русских народных былин и …   Википедия

  • ЧУДО – ЮДО — Устаревший термин. За пределами Одессы так с легкой руки Ершова именуется рыба кит. В городе, где базировалась китобойная флотилия даже малые дети знали, что кит это животное, а не рыба. Поэтому Ч. Ю. в одесском языке некогда именовали юду,… …   Большой полутолковый словарь одесского языка

  • ЧУДО — чуда, мн. чудеса, чудес и (простореч. редко) чуда, чуд, ср. 1. В религиозных и мифологических представлениях явление, противоречащее законам природы и не объяснимое ими, но возможное вследствие вмешательства потусторонней силы. «В чудеса теперь,… …   Толковый словарь Ушакова

  • чудо —   , чудеса   Не чудо с инф. (разг.) не странно, не удивительно.     Когда перенимать с умом, тогда не чудо и пользу от того сыскать. Крылов.   Чудеса в решете о чем н. необычном или нелепом.   Чудо юдо (нар. поэт.)    1) сказочное чудовище.    … …   Фразеологический словарь русского языка

  • КИТ — млекопитающее, символизирующее в силу своих размеров важность и значительность. Архетип поглощения, засасывания, проглатывания. У многих народов почитался в качестве морского бога. Часто выступал символом дьявола: открытая пасть кита служила… …   Символы, знаки, эмблемы. Энциклопедия

  • чудо морское — Ср. …Царевич Видит: лежит на песке золотом Чудо морское с зеленым хвостом. М.Ю. Лермонтов. Морская царица. Ср. Поперек его лежит Чудо юдо рыба кит. Все бока его изрыты, Частоколы в ребра вбиты, На хвосте сыр бор шумит, На спине село стоит;… …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

  • РЫБА — В общих трёхчленных (по вертикали) мифологических схемах вселенной Р. служат основным зооморфным классификатором нижней космической зоны и противопоставлены птицам как классификатору верхней зоны и (менее отчётливо) крупным животным (часто… …   Энциклопедия мифологии

  • юдо — только в сочетании чудо юдо богатыри, чудо юдо рыба кит, чудо юдо маханная губа – сказочное и бранное – о татарине (Даль), также чудо юдо – в качестве названия морского царя, в сказках. По видимому, это всего лишь рифмованное образование по… …   Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера

  • чудовище — Чудище, страшилище, пугало, чучело, урод, монстр; (детск. ) бука; жестокий, зверь, изверг, урод (нравственный). Чудо юдо рыба кит. . Тредьяк. .. См. пугало… Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.:… …   Словарь синонимов

Чудо-юдо рыба-кит
Чудо-юдо рыба-кит

Из стихотворной сказки «Конек-Горбунок» (1834) писателя Петра Павловича Ершова (1815— 1869).

Употребляется: шутливо-иронически по поводу какого-либо странного, нелепого, непонятного явления, предмета, существа и т. д.

Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: «Локид-Пресс».
Вадим Серов.
2003.

.

Смотреть что такое «Чудо-юдо рыба-кит» в других словарях:

  • Чудо-юдо — ЧУДО ЮДО. 1. Народно поэт. Сказочное чудовище. «Мы приедем на поляну, Прямо к морю океану; Поперёк его лежит Чудо юдо рыба кит» (П. Ершов. Конёк Горбунок). На реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались, мост загудел выезжает чудо юдо… …   Фразеологический словарь русского литературного языка

  • Чудо-юдо — У этого термина существуют и другие значения, см. Чудо юдо (значения). «Чудо юдо». Русская лубочная картинка XIX века. Чудо юдо  персонаж русских народных былин и …   Википедия

  • ЧУДО — ЮДО — Устаревший термин. За пределами Одессы так с легкой руки Ершова именуется рыба кит. В городе, где базировалась китобойная флотилия даже малые дети знали, что кит это животное, а не рыба. Поэтому Ч. Ю. в одесском языке некогда именовали юду,… …   Большой полутолковый словарь одесского языка

  • ЧУДО — чуда, мн. чудеса, чудес и (простореч. редко) чуда, чуд, ср. 1. В религиозных и мифологических представлениях явление, противоречащее законам природы и не объяснимое ими, но возможное вследствие вмешательства потусторонней силы. «В чудеса теперь,… …   Толковый словарь Ушакова

  • чудо —   , чудеса   Не чудо с инф. (разг.) не странно, не удивительно.     Когда перенимать с умом, тогда не чудо и пользу от того сыскать. Крылов.   Чудеса в решете о чем н. необычном или нелепом.   Чудо юдо (нар. поэт.)    1) сказочное чудовище.    … …   Фразеологический словарь русского языка

  • КИТ — млекопитающее, символизирующее в силу своих размеров важность и значительность. Архетип поглощения, засасывания, проглатывания. У многих народов почитался в качестве морского бога. Часто выступал символом дьявола: открытая пасть кита служила… …   Символы, знаки, эмблемы. Энциклопедия

  • чудо морское — Ср. …Царевич Видит: лежит на песке золотом Чудо морское с зеленым хвостом. М.Ю. Лермонтов. Морская царица. Ср. Поперек его лежит Чудо юдо рыба кит. Все бока его изрыты, Частоколы в ребра вбиты, На хвосте сыр бор шумит, На спине село стоит;… …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

  • РЫБА — В общих трёхчленных (по вертикали) мифологических схемах вселенной Р. служат основным зооморфным классификатором нижней космической зоны и противопоставлены птицам как классификатору верхней зоны и (менее отчётливо) крупным животным (часто… …   Энциклопедия мифологии

  • юдо — только в сочетании чудо юдо богатыри, чудо юдо рыба кит, чудо юдо маханная губа – сказочное и бранное – о татарине (Даль), также чудо юдо – в качестве названия морского царя, в сказках. По видимому, это всего лишь рифмованное образование по… …   Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера

  • чудовище — Чудище, страшилище, пугало, чучело, урод, монстр; (детск. ) бука; жестокий, зверь, изверг, урод (нравственный). Чудо юдо рыба кит. . Тредьяк. .. См. пугало… Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.:… …   Словарь синонимов

Правильное написание слова чудо-юдо рыба кит:

чудо-юдо рыба кит

Криптовалюта за ходьбу!

Правильный транслит слова: chudo-yudo riba kit

Написание с не правильной раскладкой клавиатуры: xelj-.lj hs,f rbn

Неправильное написание слова с ошибкой: чюдо-юдо рыба кит

Тест на правописание

Жил в Ледовитом океане то ли Рыба, то ли Кит, в общем, добрый Рыба-Кит. Жил хорошо, плавал на просторе, отдыхал на льдинах, смотрел представления морских котиков. На льдинах котикам было скучно и холодно, и они устраивали цирковые представления. Рыба-Кит любил веселые игры с мячом, и часто, используя фонтан воды, выигрывал у котиков в ледяной футбол. А еще, ему нравилось плавать наперегонки с белыми медведями и касатками. Он всегда очень радовался этим заплывам.

Однажды налетела снежная буря и вынесла на льдину корабль. На корабле путешествовала восточная принцесса, и он был совершенно не подготовлен к плаванью в условиях крайнего Севера. Моряки пытались освободить корабль от ледяного плена, но их усилия были бесполезными. Красавица-принцесса замерзала в своей каюте, а капитан был мрачнее тучи, он понимал что участь корабля решена, как и команды.

Рыба-Кит впервые видел людей. Он держался на расстоянии, неизвестность обычно пугает. Вдруг на палубу вышла восточная принцесса — такой красоты от этого странного сооружения Рыба-Кит не ожидал. Он был сражен неведомым до этой поры чувством и решил спасти прекрасное создание, чего бы это не стоило.

Рыба-Кит подплыл к кораблю, чем вызвал недоумение и страх. Люди никогда не видели ничего подобного. Ломая льдины Рыба-Кит стал прокладывать дорогу сквозь ледяную мглу. Капитан ходил в море давно, и видел разные чудеса, но с таким столкнулся впервые. Он велел поднять паруса и следовать за незнакомым существом, его интуиция подсказывала, что все будет хорошо. И действительно, спустя время ветер выбрал правильное направление и корабль двинулся по дороге, которую проложил Рыба-Кит.

Выбравшись из ледяного плена благодарная принцесса спустилась на шлюпке в море и звонко смеясь поблагодарила своего спасителя. Хоть и был он на вид необычен, от него исходило такое тепло, что море вокруг бурлило, как вода в чайнике.

Так они и расстались. Принцеса отправилась в теплые страны, а Рыба-Кит в свое ледяное царство. Но эту встречу в памяти сохранили оба.

4 класс. Сочинить сказку про рыбу-кит

Несколько интересных сочинений

  • Все Герои рассказа Короленко В дурном обществе (главные и второстепенные)

    Целая галерея персонажей представлена В. Короленко в рассказе «В дурном обществе». Общественность города была разделена на два противоборствующих лагеря: жителей замка и обитателей униатской церкви.

  • Сочинение по произведению Что делать Чернышевского

    Это по-настоящему эпохальное произведение. Некоторые именуют его «Библией нигилизма». И это совершенно не случайно. Сам автор, Чернышевский, был ярым противником самодержавия и не упускал случая кольнуть власть

  • В этой повести А. С. Пушкин рассказывает историю из жизни обычного станционного смотрителя — Самсона Вырина. Автор описывает его нелегкую судьбу. В любую погоду, не зная отдыха, он вынужден работать

  • Сочинение Можно ли простить измену в любви

    В жизни существует множество вечных тем и проблем, на которые человек никогда не найдёт ответы. Например, война и мир, любовь и ненависть, добро и зло. Можно бесконечно рассуждать на эти темы

Петр Павлович Ершов — русский прозаик, драматург, поэт. Одно из его самых знаменитых произведений — «Конёк-горбунок». Кто читал эту сказку в стихах, наверняка помнят, что один из самых ярких персонажей — это Рыба-кит. Если вы еще не имели удовольствия ознакомиться с данным произведением, то сможете сделать это прямо сейчас.

Предыстория написания шедевра

Ершов Петр Павлович родился 22 февраля 1815 года в местечке Безруково Тобольской губернии. Его отец по долгу службы часто переезжал, поэтому Петр имел возможность общаться с разными людьми.

Мальчик слушал народные предания, которые легли в основу его знаменитого произведения «Конёк-горбунок». Как говорил сам автор, он только чуть доработал их, придал словам стихотворную форму. Мнения о произведении были противоречивыми. Так, Белинский говорил, что в сказке нет русского духа, несмотря на то что она написана русскими словами. Однако положительных отзывов было много. Так, А. С. Пушкин, ознакомившись с произведением, сказал: «Теперь этот род сочинений можно мне и оставить». Этими словами он поставил начинающего поэта на одну ступень с собой. И именно под влиянием Пушкинских сказок создал «Конька-горбунка» 19-летний П. П. Ершов.

У одного крестьянина было три сына. Старшего звали Данило, он был умный. Средний Гаврило был «и так, и сяк», а младший Иван и вовсе был дурачком.

Семья выращивала пшеницу и продавала ее. Но кто-то стал по ночам вытаптывать посевы и тем самым наносить большой урон. Тогда было решено всем братьям по очереди дежурить. На старшего, когда он был на посту, напал страх. Юноша закопался в сено и пролежал там всю ночь, поэтому так ничего не узнал. Средний брат замерз и ушел с поста. Удалось понять, в чем дело, только Ивану. Он увидел белую красивую лошадь, сумел оседлать ее и привести в пастуший балаган.

Как и обещала ему кобылица, она родила трех коней. Данило и Гаврило увидели двух красавцев-жеребцов и тайком увели их на продажу. Утешил опечаленного Ивана конек-горбунок. Он велел тому сесть себе на спину и помчался вдогонку за братьями. С этого начинается сказка Ершова, в который скоро появится Рыба-кит.

Испытания для крестьянского сына

Кони были до того хороши, что в столице их купил царь. Когда животных повели в конюшню, они сбежали к Ивану. Тогда царь назначил его конюхом. Но завистливый спальник не мог пережить этого, он подбросил Ивану перо Жар-птицы и сказал царю, что парень обещает привезти обладательницу перышка.

С помощью конька-горбунка юноша выполнил это поручение царя. Затем верный друг помог парню привезти Царь-девицу. На предложение государя стать его женой девушка сказала, что не согласится, пока ей с океанского дна не достанут перстень. Именно это событие приблизит знакомство читателя со следующим персонажем, который должен помочь достать из водных пучин кольцо.

Очутившись у океана, Иван и конёк увидели, что поперек его лежит Чудо-юдо Рыба-кит.

Первая встреча с гигантской рыбой-островом

Кит был необычным. Оказывается, вот уже десять лет, как он превратился в живой остров. Дальше Ершов описывает, как выглядит Чудо-юдо Рыба-кит.

На его спине стояло село, здесь были самые настоящие дома. В ребра бедного животного были вбиты частоколы. На его губе мужчины пахали, между усами росли грибы, которые искали девушки.

Конек и Иван заскочили на странное создание. Рыба-кит спросил, откуда они прибыли и куда держат путь?

Те ответили, что едут из столицы по поручению Царь-девицы, направляются к Солнцу, которое поможет им выполнить поручение девушки. Услышав попросил путников узнать у Солнышка, долго ли ему еще быть в таком виде и за какие прегрешения это наказание. Иван пообещал выполнить просьбу, и путники отправились дальше.

Описание героя сказки

Помогут узнать, как выглядит Рыба-кит, картинки. Видно, что на его хвосте растет лес. Начинается он березовой рощицей, становясь все дремучее. Там уже расположены темные ели, дубы и другие деревья.

На теле страдальца стоят Около каждого из них разбит огород. Вспахивают землю и перевозят тяжести лошади, которых тоже можно увидеть на иллюстрации. На одном боку гигантской рыбы стоит церковь, в которую крестьяне ходят молиться. На другом — мельница, здесь они превращают зерно в муку.

Порослью покрыто и его лицо. Видно, как мучается Рыба-кит. Картинки передают безрадостное существование животного. Хотя нарисован только один его глаз, а другой скрыт под растительностью, видно, какой тоской и мольбой к путешественникам он наполнен. Смогут ли помочь ему Иванушка и конек? Об этом вы очень скоро узнаете.

Во дворце

Взобрались юноша с помощником на небо и попали во дворец Царь-девицы. Однако солнце отдыхало здесь только по ночам, а днем они застали там месяц, но и этому были рады. Ночное светило тоже было счастливо, получив через посланников весть о своей пропавшей дочери Царь-девице. На радостях Месяц Месяцович рассказал гостям, почему страдает Рыба-кит. Сказка переходит к следующему эпизоду, который приоткрывает завесу тайны. Оказывается, гигантская рыба проглотила 30 кораблей. Как только она выпустит их обратно, будет прощена и опять сможет плавать вволю в океане.

Прощение

Иван и горбунок попрощались с Месяцем и отправились в обратный путь. Когда они подъехали к океану, их увидела Рыба-кит. Сказка продолжается, и теперь в ней только радостные моменты.

Горбунок поскакал к крестьянам, чтобы сказать им, чтобы они побыстрее собирались и покидали этот живой остров, а то утонут. Те послушались, и в полдень здесь уже не было ни одной живой души.

Тогда только путники рассказали киту, как ему заслужить прощение. Тот открыл рот и из него с шумом, пушечными выстрелами выскочили все корабли. Гребцы пели веселые песни.

Поиски кольца

Для тех, кого интересует, кит — это рыба или животное, следует пояснить. Раньше люди думали, что это гигантская рыба, ведь живет кит в воде и по форме похож на нее. Но затем выяснилось, что это млекопитающее, которое дышит воздухом, является живородящим, а значит, это животное. Но вернемся к сказке.

Рыба-кит спрашивает у своих спасителей, чем может их отблагодарить. Те сказали, что им нужно только кольцо. Тот нырнул в водную пучину, позвал осетров и велел им найти украшение. Те долго искали, но вернулись ни с чем. Они сказали, что найти его под силу только ершу.

После этого два дельфина отправились на поиски ерша. Тот был гулякой и забиякой, поэтому найти его было не так-то просто.

Искали его в морях, реках, озерах, но все тщетно. Тогда дельфины услышали возгласы и поняли, что ерш в пруду. Там он намеревался драться с карасем. Вот такой придумал сюжет в стихах П. П. Ершов. Рыба-кит, к которому был доставлен морской гуляка, велит ему найти сундук, в котором было кольцо.

Ёрш сказал, что знает, где все это находится. Он нырнул в омут и отрыл там заветный сундучок, затем позвал осетров, сказал, чтобы они отнесли находку киту, а сам направился по своим делам.

Счастливый конец сказки

В это время на берегу океана Иван сидел и ждал, когда появится Рыба-кит. Уже настал вечер, но поверхность воды не колыхалась. Юноша переживал, так как срок исполнения царского наказа близился к концу, а перстня у него еще не было. Вдруг море забурлило, и появился кит. Он отдал юноше сундук, сказав, что выполнил просьбу.

Иван попытался поднять сундук, но не смог. Тогда Горбунок с легкостью забросил поклажу себе на шею, велел юноше сесть к нему на спину и отправился в царский дворец. Путешественники отдали государю кольцо, тот вручил его Царь-девице и сказал, чтобы она быстрее выходила за него замуж. Девушка ответила, что ей 15 лет и за старика она не выйдет замуж. Царь-девица посоветовала ему искупаться в холодной воде, затем в горячей и в молоке, чтобы он превратился в молодого.

Тот решил сначала провести испытания на Иване. Юноша пригорюнился. Горбунок сказал ему, что поможет. Действительно, когда Иван прыгнул в котел с кипящей жидкостью, конек магическими движениями остудил ее. В результате юноша стал красивым и пригожим. А злой царь, прыгнув в котел, сварился там.

Девушка вышла замуж за Ивана, на этом и кончается сказка. После ее прочтения дети могут сделать рисунок. Рыба-кит будет походить на книжную иллюстрацию или будет отличаться от нее.

Рыба-кит — это особая рыба. В давние Времена, когда солнце было еще жарче, а люди еще добрее существовала целая стая рыб-китов. Они были особенными, они плавали по морям-океанам, рекам, протокам и горным озерам. Люди любили рыб-китов, одну яркую-голубую, особенно. Она приглянулась людям. Рыбаки уважали эту рыбу и не ловили. Эта рыба несла на своей спине целые деревни и города, все это можно увидеть кода пред вами «история про рыбу кит» в изложении Н. Кочергина.

Сказка «Рыба-кит, на котором город стоит»

Город, большой и вместительный, на ките развернулся. Как такое возможным стало? Что-то чудо-кит сделал не так, натворил что-то. А раз в сказке появилась проблема, её надо решать. Но для начала саму сказку прочитаем…

Сказка «Рыба-кит, на котором город стоит»

Жил-был кит. Он был огромным, просто громадным и очень прожорливым. В море-океане, где обитал кит-богатырь, у него было много еды. Но кит был таким рассеянным, что иногда, широко раскрыв пасть, набирая в неё еду и воду, вместе с раками заглатывал и корабли. Да-да, настоящие корабли с парусами и гребцами, палубами и пушками.

Корабли держали путь по морю, а оказывались в пасти громады-кита. Томились они там, бедные.

И вот владычица Месяц решила наказать кита.

Отныне повелеваю: быть на рыбе-ките городу большому!

Должно быть, когда-то давно владычица Месяц прочитала старинные сказания о том, что мир стоит на спине у кита, а когда кит, отлежав бока, переворачивается на другую сторону, землетрясения бывают.

Вот владычица и решила, что рыба-кит, наказанный за прожорливость, работать должен.

Устал чудо-кит службу свою нести, и решил узнать, за что он наказан.

Ветер-ветер, отчего мне мученья посланы? – спрашивает рыба-кит.

Спроси лучше у солнца, — сказал ветер.

Солнце-солнце, получу ли я когда-нибудь прощенье?

Спроси лучше у месяца.

Месяц-месяц, когда я получу свободу?

«Чудо-юдо рыба-кит!
Возврати все корабли,
Ты свободу им верни,
И тогда свободен сам!
Можешь плавать по волнам»

Чудо-кит встрепенулся, и стал выбрасывать из пасти корабль за кораблём.

Так добыл он себе свободу. А все жители, что жили на ките, ещё накануне мешки собрали и покинули кита.

Конёк-Горбунок

Тут конёк на хвост вбегает,
К перьям близко прилегает
И что мочи есть кричит:
«Чудо-юдо Рыба-кит!
Оттого твои мученья,
Что без божия веленья
Проглотил ты средь морей
Три десятка кораблей.
Если дашь ты им свободу,
Снимет бог с тебя невзгоду,
Вмиг все раны заживит,
Веком долгим наградит».
И окончив речь такую,
Закусил узду стальную,
Понатужился – и вмиг
На далёкий берег прыг.
Чудо-кит зашевелился,
Словно холм поворотился,
Начал море волновать
И из челюстей бросать
Корабли за кораблями
С парусами и гребцами.
Тут поднялся шум такой,
Что проснулся царь морской:
В пушки медные палили,
В трубы кованы трубили;
Белый парус поднялся,
Флаг на мачте развился;
Поп с причетом всем служебным
Пел на палубе молебны;
А гребцов весёлый ряд
Грянул песню наподхват:
«Как по моречку, по морю,
По широкому раздолью,
Что по самый край земли,
Выбегают корабли…»

Волны моря заклубились,
Корабли из глаз сокрылись.
Чудо-юдо Рыба-кит
Громким голосом кричит,
Рот широкий отворяя,
Плёсом волны разбивая:
«Чем вам, други, услужить?
Чем за службу наградить?
Надо ль раковин цветистых?
Надо ль рыбок золотистых?
Надо ль крупных жемчугов?
Всё достать для вас готов!» —
«Нет, кит-рыба, нам в награду
Ничего того не надо, —
Говорит ему Иван, —
Лучше перстень нам достань, —
Перстень, знаешь. Царь-девицы,
Нашей будущей царицы». —
«Ладно, ладно! Для дружка
И серёжку из ушка!
Отыщу я до зарницы
Перстень красной Царь-девицы», —
Кит Ивану отвечал
И, как ключ, на дно упал.
Вот он плёсом ударяет,
Громким голосом сзывает
Осетриный весь народ
И такую речь ведёт:
«Вы достаньте до зарницы
Перстень красной Царь-девицы,
Скрытый в ящичке на дне.
Кто его доставит мне,
Награжу того я чином:
Будет думным дворянином.
Если ж умный мой приказ
Не исполните… я вас!..»
Осетры тут поклонились
И в порядке удалились.
Через несколько часов
Двое белых осетров
К киту медленно подплыли
И смиренно говорили:
«Царь великий! Не гневись!
Мы всё море уж, кажись,
Исходили и изрыли,
Но и знаку не открыли.
Только Ёрш один из нас
Совершил бы твой приказ:
Он по всем морям гуляет,
Так уж, верно, перстень знает;
Но его, как бы назло,
Уж куда-то унесло».
«Отыскать его в минуту
И послать в мою каюту!» —
Кит сердито закричал

И усами закачал.
Осетры тут поклонились,
В земский суд бежать пустились
И велели в тот же час
От кита писать указ,
Чтоб гонцов скорей послали
И Ерша того поймали.
Лещ, услыша сей приказ,
Именной писал указ;
Сом (советником он звался)
Под указом подписался;
Чёрный рак указ сложил
И печати приложил.
Двух дельфинов тут призвали
И, отдав указ, сказали,
Чтоб, от имени царя,
Обежали все моря
И того Ерша-гуляку,
Крикуна и забияку,
Где бы ни было, нашли,
К государю привели.
Тут дельфины поклонились
И Ерша искать пустились.
Ищут час они в морях,
Ищут час они в реках,
Все озёра исходили,
Все проливы переплыли,
Не могли Ерша сыскать
И вернулися назад,
Чуть не плача от печали…
Вдруг дельфины услыхали,
Где-то в маленьком пруде
Крик неслыханный в воде.
В пруд дельфины завернули
И на дно его нырнули, —
Глядь: в пруде, под камышом,
Ёрш дерётся с Карасём.
«Смирно! Черти б вас побрали!
Вишь, содом какой подняли,
Словно важные бойцы!» —
Закричали им гонцы.
«Ну, а вам какое дело? —
Ёрш кричит дельфинам смело. —
Я шутить ведь не люблю,
Разом всех переколю!» —
«Ох ты, вечная гуляка,
И крикун, и забияка!
Всё бы, дрянь, тебе гулять,
Всё бы драться да кричать.
Дома – нет ведь, не сидится!..
Ну, да что с тобой рядиться, —
Вот тебе царёв указ,
Чтоб ты плыл к нему тотчас».
Тут проказника дельфины
Подхватили под щетины
И отправились назад.
Ёрш ну рваться и кричать:
«Будьте милостивы, братцы!
Дайте чуточку подраться.

Распроклятый тот Карась
Поносил меня вчерась
При честном при всём собранье
Неподобной разной бранью…»
Долго Ёрш ещё кричал,
Наконец и замолчал;
А проказника дельфины
Всё тащили за щетины,
Ничего не говоря,
И явились пред царя.
«Что ты долго не являлся?
Где ты, вражий сын, шатался?» —
Кит со гневом закричал.
На колени Ёрш упал,
И, признавшись в преступленье,
Он молился о прощенье.
«Ну, уж бог тебя простит! —
Кит державный говорит. —

Но за то твоё прощенье
Ты исполни повеленье».
«Рад стараться, Чудо-кит!» —
На коленях Ёрш пищит.
«Ты по всем морям гуляешь,
Так уж, верно, перстень знаешь
Царь-девицы?» – «Как не знать!
Можем разом отыскать». —
«Так ступай же поскорее
Да сыщи его живее!»
Тут, отдав царю поклон,
Ёрш пошёл, согнувшись, вон.
С царской дворней побранился,
За плотвой поволочился
И салакушкам шести
Нос разбил он на пути.
Совершив такое дело
В омут кинулся он смело
И в подводной глубине
Вырыл ящичек на дне —
Пуд по крайней мере во сто.
«О, здесь дело-то не просто!»
И давай из всех морей
Ёрш скликать к себе сельдей.
Сельди духом собралися,
Сундучок тащить взялися,
Только слышно и всего —
«У-у-у!» да «О-о-о!».
Но сколь сильно ни кричали,
Животы лишь надорвали,
А проклятый сундучок
Не дался и на вершок.
«Настоящие селёдки!
Вам кнута бы вместо водки!» —
Крикнул Ёрш со всех сердцов
И нырнул по осетров.
Осетры тут приплывают
И без крика подымают
Крепко ввязнувший в песок
С перстнем красный сундучок.
«Ну, ребятушки, смотрите,
Вы к царю теперь плывите,
Я ж пойду теперь ко дну
Да немножко отдохну:
Что-то сон одолевает,
Так глаза вот и смыкает…»
Осетры к царю плывут,
Ёрш-гуляка прямо в пруд
(Из которого дельфины
Утащили за щетины).
Чай, додраться с Карасём, —
Я не ведаю о том.
Но теперь мы с ним простимся
И к Ивану возвратимся.


Тихо море-окиян.
На песке сидит Иван,
Ждёт кита из синя моря
И мурлыкает от горя;
Повалившись на песок,
Дремлет верный горбунок,
Время к вечеру клонилось;
Вот уж солнышко спустилось;
Тихим пламенем горя,
Развернулася заря.
А кита не тут-то было.
«Чтоб те, вора, задавило!
Вишь, какой морской шайтан! —
Говорит себе Иван. —
Обещался до зарницы
Вынесть перстень Царь-девицы,
А доселе не сыскал,
Окаянный зубоскал!
А уж солнышко-то село,
И…» Тут море закипело:
Появился чудо-кит
И к Ивану говорит:
«За твоё благодеянье
Я исполнил обещанье».
С этим словом сундучок
Брякнул плотно на песок,
Только берег закачался.
«Ну, теперь я расквитался.
Если ж вновь принужусь я,
Позови опять меня;
Твоего благодеянья
Не забыть мне… До свиданья!»
Тут Кит-чудо замолчал
И, всплеснув, на дно упал.
Горбунок-конёк проснулся,
Встал на лапки, отряхнулся,
На Иванушку взглянул
И четырежды прыгнул.
«Ай да Кит Китович! Славно!
Долг свой выполнил исправно!
Ну, спасибо, Рыба-кит! —
Горбунок-конёк кричит. —
Что ж, хозяин, одевайся,
В путь-дорожку отправляйся;
Три денька ведь уж прошло:
Завтра срочное число,
Чай, старик уж умирает».
Тут Ванюша отвечает:
«Рад бы радостью поднять;
Да ведь силы не занять!
Сундучишко больно плотен,
Чай, чертей в него пять сотен
Кит проклятый насажал.
Я уж трижды подымал:
Тяжесть страшная такая!»
Тут конёк, не отвечая,
Поднял ящичек ногой,
Будто камышек какой,
И взмахнул к себе на шею.
«Ну, Иван, садись скорее!
Помни, завтра минет срок,
А обратный путь далёк».
Стал четвёртый день зориться,

Придуманная сказочная история про Рыбу-кит.



Сказка про Рыбу-кит.


«Рыба-кит и Иван-дурак»

Жила-была Рыба-кит. Была она такая большая, что плавала только в океане и редко приплывала к берегу.
Однажды плыла рыба-кит по океану и вдруг зевнула. И так случилось, что в этот момент мимо как раз проплывал какой-то корабль.
И рыба-кит проглотила корабль.
Она удивилась, но вкус корабля ей понравился. Он так приятно щекотал мачтами нёбо. Тогда рыба-кит специально поплыла дальше, выискивая в море другой корабль. А когда нашла, то проглотила и его.
Так плавала рыба-кит несколько лет, постоянно глотая встречные корабли.
Слухи о страшном прожорливом чудовище разнеслись по всему свету и везде моряки со страхом вглядывались в даль, не покажется ли откуда рыба-кит.
А между тем, проглоченные корабли так и оставались в желудке рыбы-кит и становилось их все больше и больше, а рыба-кит становилась все тяжелее и тяжелее.
И вот однажды рыба-кит села на мель. Случилось это как раз в проливе, по которому рыба-кит проплывала из одного моря в другое. Она делала это много раз, но тогда она не была такой тяжелой.
Рыба-кит стала бить хвостом, стремясь освободиться. На берега пролива хлынули огромные волны и смыли несколько городов. Но рыба-кит скоро устала и притихла. Она не могла тронуться с мели.
А люди осмелели. Видя, что рыба-кит не двигается, они подошли поближе. Потом какой-то смельчак перепрыгнул с берега на спину рыбе-киту и стал по ней прохаживаться.
Из глаз рыб-кита катились слезы, но что она могла сделать?
Прошло несколько лет. На спине рыбы-кита вырос целый город, с домами, церквями, дорогами. Рядом зашумел молодой лес, крестьяне стали пахать поля. И все это на спине рыбы-кита.
И так продолжалось, пока не появился Иван-дурак, между прочим очень умный и ученый человек. Он был океанографом и изучал различных морских обитателей. Когда Иван-дурак услышал про рыбу-кита, он сразу отправился к проливу.
Иван-дурак поразился огромным размерам рыбы-кита и стал уговаривать людей не мучить животное. Он говорил, что человек должен защищать природу, но никто не слушал Ивана-дурака.
И тогда Иван-дурак обратился к киту. Он рассказал тому, что в одной книжке, которую он читал в детстве, рассказывалось о таком же случае. И тогда рыба-кит получил свободу, как только освободил корабли.
Рыба-кит слушала Ивана-дурака и размышляла. Ей очень не хотелось отпускать корабли, к которым она так привыкла, но и терпеть унижения от людей было невыносимо.
И тогда она сказала Ивану-дураку, чтобы тот предупредил людей в городе, о том, что произойдет.
Иван-дурак побежал в город и стал кричать, чтобы все уходили, потому что рыба-кит сейчас уплывет. И снова люди не слушали Ивана-дурака, а только смеялись.
Тогда Иван-дурак спустился на берег и отошел подальше. А рыба-кит широко разинула глотку и оттуда стали один за другим выплывать корабли. Увидев это, люди побежали прочь из города. Они поняли, что Иван-дурак говорил правду.
А едва они убежали, как последний корабль покинул чрево рыбы-кита и она всплыла. Мель больше не держала ее.
Рыба-кит обрадовалась, и позвала Ивана-дурака в гости, поплавать по морям-океанам. Иван-дурак взошел на спину рыбы-кита и они уплыли.
А люди на берегу долго смотрели им вслед, разинув рты.

Отряд Китообразные

1. Верно ли утверждение: «Чудо-юдо, рыба-кит»? почему?

Нет, так как кит является млекопитающим

2. Вспомните, как ориентируются в пространстве рукокрылые. Что общего в ориентации в пространстве у рукокрылых и китообразных?

И Китообразные, и Рукокрылые способны к эхолокации. С ее помощью они могут ориентироваться в пространстве

3. Для чего Китообразным необходим толстый слой жира?

Толстый слой жира обеспечивает постоянную температуру тела и плавучесть, уменьшая удельную плотность

4. Где обитают речные дельфины?

В реках Южной Америки, Индии, Китая

5. Что такое китовый ус?

Цедильный аппарат китообразных

6. Заполните схему

Подотряды: Зубатые, Беззубые

Семейство Зубатых: речные дельфины, кашалотовые, дельфиновые

Семейство Беззубых: Полостатые, Серые, Гладкие

7. Распределите виды Китообразных, занесенных в Красную книгу разных государств, по семействам

Семейства:

А. — Гладкие киты

Б. — Зубатые киты

А.: 3, 6, 8, 9, 11, 12, 13

Б.: 1, 2, 4, 5, 7, 10, 14, 15, 16

8. Приведите известные вам примеры «содружества» человека и дельфинов

Дельфины спасают тонущих людей, способны к дрессировке — в дельфинариумах, развлекают детей и взрослых, могут лечить детей, больных ДЦП и аутизмом и др.

Отряд Ластоногие

1. Кратко сформулируйте особенности внешнего строения Ластоногих, позволяющие им вести полуводный образ жизни

Средней и крупной величины тело, вытянутое, обтекаемой формы, ушные отверстия при погружении в воду закрываются, конечности превращены в ласты, короткий хвост, толстый подкожный слой жира

2. Назовите самого крупного и самого мелкого представителя Ластоногих

Антарктический морской слон — до 3,5 т и до 7 м

Нерпа кольчатая — до 78 см

3. Вспомните, у каких еще зверей, кроме ластоногих, ушные раковины закрываются при погружении в воду

4. Предположите, к каким последствиям в жизни ластоногих и китообразных может привести значительное загрязнение морей и океанов

Они погибнут, так как сначала вымрут все мелкие животные, то есть их пища, а затем и более крупные животные. К тому же в загрязненной воде станет очень мало кислорода

Отряд Хоботные

1. Назовите 2 вида слонов и приведите их отличительные особенности

1.Индийский слон — высота 3 м, масса более 5 т, бивни только у самца длиной 1-1,5 м

2.Африканский слон — высота 3,5 м, масса 3-5 т, бивни у самцов и самок, бивни длиной до 3 м

2. При срастании каких органов образовался хобот? Какие функции он выполняет?

Хобот возник в результате срастания носа и верхней губы. С его помощью слон дышит, пьет, питается и поднимает с земли предметы

3. Известно, что слоны наряду с водными ваннами устраивают себе пылевые и грязевые ванны. Для чего они это делают?

4. Предложите свой вариант защиты слонов от браконьерства

Суровое наказание за браконьерство по закону, большие штрафы, создание питомников и заповедников

Отряд Хищные

1. Какие признаки являются общими для всех представителей отряда Хищные?

Стройное тело, мощные лапы, небольшая голова, мускулистая шея, наличие клыков и хищных зубов, сходный способ питания

2. Назовите самого крупного и самого мелкого представителя отряда

Медведь — масса до 1 т, длина до 3 м

Ласка — масса около 100 г, длина до 13 см

3. Приведите примеры видов животных из отряда Хищные, которые питаются не только как хищники

Медведь (всеядный), большая панда (растительноядная)

4. Заполните таблицу, включив в нее по одному представителю из любых трех семейств отряда Хищные «Особенности представителей семейств отряда Хищные»

5. Какие хищные звери из занесенных в Красную книгу России обитают в вашей местности?

Ершов Петр Павлович своими сказками о Коньке-горбунке и Чуде-юде подарил целому поколению веру в неопознанное. Этот автор заставил по-новому посмотреть на чудеса природы, ведь такого рода аномалии, как Чудо-юдо Рыба-кит, встречались в мифологии и других народов.

Она обладает внушительной пастью, способной проглотить корабль, дурным нравом, несмотря на относительное спокойствие реального прообраза животного, и видоизмененной физиологией.

Черты животного искажены. Если в итоге рыба стала более или менее естественной на вид, исключая её размеры, конечно, то первоначально речь шла практически о драконе, с вытянутой пастью, полной острых зубов.

Согласно материалам «для сравнительных слов» под редакцией Хомякова, Чудо-юдо и следует трактовать как дракона. Также в 19-м веке это выражение употреблялось для описания любого «дива морского», к которым можно отнести даже касаток. Несмотря на то, что в разных источниках Чудо-юдо представляется по-своему, большинство из этих тварей имеют природный прототип или же по крайней мере естественное объяснение.

Происхождение терминологии

Непосредственно слово «Чудо-юдо» также имеет собственную историю. Первая часть легко объяснима, так как означает непосредственно нечто «чудное» или «необычное».

А вот вторая часть термина обладает более специфической и интересной историей. В раннем христианстве слово «юдо», созвучное имени Иуда, использовалось для обозначения всего демонического, злого и нечистого.

Возможно именно поэтому большинству прототипов таких диковинок, в том числе и описанной в прозе Ершова
рыбе, приписывают крайне агрессивный нрав.

Так, к примеру, герой уже другой мифологии, на этот раз с Востока, Синдбад-мореход спасался от «лже-острова» в корыте, преследуемый огромной тварью, желавшей полакомиться членами его команды.

Упомянутый в «Коне-горбунке» кит в свою очередь едва ли смог повторить те бесчинства, которые приписывают его более «злым» собратьям. Рыбу наказали за гонки за кораблями, но вот претворяться островом киту не приходилось.

Един ли образ чудища

В старославянских сказаниях Чудо-юдо представляет собой драконо- или змееподобное чудище «о нескольких головах». Например, в сказке «Иван крестьянский сын и Чудо-юдо» оное представлено в качестве .

Что касается кита, то свое причисление и диковинкам он получил скорее всего за змееподобное тело, пускай и видоизмененное. Рыба, что лежит «поперек моря», также обладает вполне природными характеристиками, свойственными реально существующему подвиду. Так, к примеру, от излишков воды в организме животное также избавляется с помощью фонтана в передней части тела, называемое «дыхало», вокруг которого ребята веселятся и прыгают.

Реальный прототип

Если речь зашла о ките Ершова, то следует отметить тот факт, что у него существует вполне реальный образ.

Он безусловно гиперболизирован в угоду зрелищности и масштабности сказания, однако так или иначе соответствует тому образу, который был описан в прозе.

Сперва можно подумать, что речь идет о ките-полосатике, так как большинство иллюстраций к прозе Ершова показывают ту самую рыбу с характерными продольными полосами под пастью, в котором четко просматривает китовый ус.

Однако, большинство представителей данного вида охотятся исключительно на планктон, из-за чего непосредственно проглотить что-либо, включая «три десятка кораблей», им будет крайне затруднительно.

Вполне возможно, что Ершов использовал в качестве основы для своего Чуда-юда кашалота, который не редко заглатывает различные объекты, доставляющие животному позднее значительное неудобство.

Безусловно ни о каком «городе большом», способном разместиться на спине у этого представителя млекопитающих, речь не идет. Средняя длина животного составляет примерно 15-20 метров.

Библейский сценарий

Ершов так и не раскрыл тайны, что именно послужило прототипом для того самого кита. Некоторые увидели в рыбе описанный выше «живой остров» из более древней мифологии, который является ручным зверьком местного владыки морей, другие и вовсе узрели предпосылку к притче, описывающий библейский мотив.

Речь идет о Книге пророка Ионы, который также был проглочен китом, когда прогневал Господа и не покаялся в прегрешениях. Однако, как в случае с китом Ершова, пророк не остался предоставлен сам себе и получил возможность изменить судьбу, в результате будучи выброшенным на берег.

Также и рыба получила свое прощение, когда отпустила на волю все 30 проглоченных кораблей.

Морализация повествования

В прозе Ершова Солнце дал киту второй шанс, отпустив рыбу, которая сразу же объявила о собственном владычестве на территории глади морской.

В данном случае прослеживается эволюция образа из полностью отрицательного и деструктивного к мыслящему и понимающему. Киту пришлось отпустить все корабли после того, как Конек-горбунок донес ему весть о спасении из бедственного положения. Не пострадали даже крестьяне, которые вовремя убрались с острова.

Вклад Ершова в очеловечивание Чуда-юда не стоит недооценивать, автор осознанно дал толчок развитию образа.

Несмотря на то, что славяне были крайне далеки как от моря, так и от мифологии, свойственной народам, в культуре которых судоходство занимало важную роль, своего левиафана они все же создали.

Возможно, дело в той «невидали», которой представлялось обычному люду гладь морская. Не исключено и то, что Чудо-юдо просто эволюционировало из персонажей местного рыбачьего фольклора. В любом случае этот образ остался одним из ключевых в совокупном описании сил, противостоящих герою былин и сказок.

Чудо-юдо
— персонаж русских народных былин и сказок, славянского героического эпоса и, возможно, праславянскоймифологии (согласно ряду авторов является своего рода кочующим сюжетом из более ранних, дославянских верований). Изначально не имело явно выраженной отрицательной роли в повествованиях. Пол персонажа также менялся по прошествии времени: от женского к мужскому, и к среднему роду, соответственно. Единого мнения о происхождении персонажа в работах этнографов и культурологов на сегодняшний день не сложилось. Природа персонажа в дошедших до нашего времени повествованиях зачастую напоминает морские чудища античной мифологии.

Этимология и версии о происхождении персонажа

В литературе XIX века был предложен ряд маловероятных этимологий. Так, Полный церковно-славянский словарь под общей редакцией Г. М. Дьяченко сопоставляет Юдо
с санскритским (санскр. jадас), что означает морское животное вообще, в особенности «баснословное». Также чудо-юдо употребляется в значении «диво морское». Согласно «Материалам для сравнит. слов» под редакцией А. С. Хомякова, чудо-юдо — название мифического змея (дракона), происходящее от слов чудо
, которое в старину означало великана, а известно, что в давнюю эпоху развития религиозно-поэтических воззрений на природу все её могучие силы (вихри, буря и гроза) олицетворялись в титанических образах великанов. Предания о змеях и великанах находятся в самом тесном и близком родстве, и, по свидетельству народной сказки, морской царь принимает на себя образ змея. И юдо
от имени Иуда
, которое ещё в период раннего христианства стали придавать нечистому и другим демоническим существам.

Историк и публицист, доктор исторических наук Ю. Н. Афанасьев, отмечает что в одном варианте народной сказки о Морском Царе и его вещей дочери Морской Царь прямо назван Окиан-море; в других же списках роль его передается змею, чёрту и беззаконному Чуду-Юду. Этот славянский Нептун упоминается и в других сказках. Как приноситель темных туч, которые помрачают собою небесный свет и нередко вредят созревающим жатвам, издревле соединял в своем характере, вместе с благотворными свойствами, и черты существа демонического; тот же двойственный характер был усвоен и Морскому Царю. Оттого так обыкновенна в народных сказках замена Морского Царя — чёртом. В качестве примера Афанасьев приводит немецкую сказку, напечатанную в сборнике Гальтриха, в которой пекельный князь, тождественный с нашим Морским Царем, сохраняет все атрибуты древнейшего божества гроз: он обладает чудесным бичом (= молнией), удары ко­торого заставляют потрясаться все царство и вызывают несчётное воинство; он бросается к молочному пруду и, опившись кипучего молока (= дождя), лопается с ужасным треском и гибнет — подобно тому как пропадает разбитая громом и про­лившаяся дождем туча. Название Чудо-Юдо
, согласно Афанасьеву, подтверждает ту же мысль: оно боль­шею частью придается мифическому змею (дракону-туче).

Демонолог Л. Н. Виноградова на основе изучения славянских песен приходит к выводу, что чудо-юдо являет собой некий неявно обрисованный мифологический персонаж, или же результат смешения с русалкой (или с более обобщённым образом вредоносной силы), — так или иначе песенные характеристики позволяют отметить черты «потусторонности», опасности персонажа и мотивы его изгнания.

Согласно И. Захаренко, в русских народных былинах и сказаниях, чудо-юдо восходит к Идолищу Поганому, с которым сражаются русские богатыри.

Следуя псевдонаучной теории, предложенной В. Н. Дёминым, чудо-юдо — это русифицированный образ древнегреческой Медузы Горгоны. Ничего рыбьего в самом образе русской Медузы практически нет — рыбы её просто окружают, свидетельствуя о морской среде. Эта версия происхождения видится Дёмину гораздо ближе к тому исходному доэллинскому архетипу прекрасной Морской царевны, которая в процессе, называемом Дёминым «Олимпийским религиозным переворотом», была превращена в чудо-юдо. Память о древней эллинско-славянской Медузе сохранилась и в средневековых легендах о Деве Горгонии. Согласно славянским преданиям, она знала язык всех животных. В дальнейшем в апокрифических рукописях женский образ Горгоны превратился в «зверя Горгония»; его функции во многом остались прежними: он охраняет вход в рай (то есть, другими словами, является стражем прохода к Островам Блаженных).

М. Фасмер считает наиболее вероятным, что юдо
— «всего лишь рифмованное образование по образцу слова чудо
», и вряд ли связано с болгарским юда
. При этом болгарское слово юда
(злое мифическое женское существо, живёт в горах, у озёр, вихрем летает по воздуху) и украинское юда
(род злого духа) признаются, по О. Н. Трубачёву, связанными (праславянская форма *juda
) с санскритским yodhá и восходящими к праиндоевропейскому *ịoudh-
.

Академик Б. А. Рыбаков отмечает, что чудо-юдо — это самый глубокий архаизм древнеславянской мифологии.

Современное употребление

Согласно Толковому словарю русского языка Ушакова, в современном русском языке, чудо-юдо
употребляется в значении сказочного чудовища, а также в значении чуда
, как чего-то поразительного, необъяснимого, удивляющего своей необычайностью (в ироничной форме).

Согласно лингвокультурологическому словарю Ирины Захаренко и Ирины Брилёвой, русские могут вспоминать чудо-юдо и использовать это выражение, когда говорят о ком-либо или о чём-либо необычном, странном, о каком-то чуде или о необыкновенно огромной рыбе.

В былинах и сказаниях

Согласно Б. А. Рыбакову, в славянских сказаниях чудище всегда многоглаво. Нередко сказка упоминает хоботы, а самого Змея называет «хоботистым». «Змий о двенадцати головах и двенадцати хоботах; ногами топат… зубами скрехчет». Чудо-Юдо своих противников не кусает, не когтит, а «вбивает в землю» или бьет хоботом («жогнул своим хоботом»). Тут надо понимать, что слово «хобот» раньше обозначало не мясистое продолжение носа и верхней губы, как у слона, — так назывался хвост ящерицы или змеи. Поэтому Змей о двенадцати хоботах — это змей о двенадцати хвостах (см. значение слова хобот в словаре Даля). Самого его убивают (помимо стандартного сказочного меча) стрелами, копьями и раскаленными камнями, которые помощники героя бросают ему в пасть; часто герой распарывает брюхо чудищу. После победы над Змеем его тушу сжигают на костре.

В русских народных сказках

В русской народной сказке «Иван — крестьянский сын и Чудо-юдо», Чудо-юдо — это группа многоголовых (6-ти, 9-ти, 12-ти) драконов, отрицательных персонажей. Живут они за рекой Смородиной, через которую перебираются по Калинову мосту. В сказке Чудо-юдо изображается верхом на коне. Вред от него заключается в том, что оно сжигает города-сёла огнём. 12-головое Чудо-юдо обладает огненным пальцем, который позволяет регенерировать срубленные головы. Живёт чудо-юдо в каменных палатах, где у чуда-юда есть жёны-колдуньи и мать-змеиха. Главный противник чуда-юда, как и следует из названия сказки, — Иван — крестьянский сын.

В сказках русских писателей

В сказке Петра Павловича Ершова «Конёк-горбунок» 1834 года как самостоятельный персонаж присутствует Чудо-юдо Рыба-кит
. Собственно, это рыба-остров, которая лежит «поперёк моря».

В фильме «Варвара-краса, длинная коса», поставленном по мотивам сказки Василия Андреевича Жуковского «Сказка о царе Берендее, о добром царе Еремее и злом Чуде-юде, о любви Варвары-красы к рыбацкому сыну Андрею», Чудо-юдо — царь подводного мира, который похитил царя земного — Еремея. Выручает царя Еремея, на мотив сказки народной, Андрей — рыбацкий сын.

Тем, кто читает со мной Дэвида Уилкока с Кори Гудом
ПРОСВЯЩАЕТСЯ
Возможно, кто еще и помнит об упоминаемых нескольких и двух из них 48-километровых маточных космокораблях, обнаруженных подо льдами Антарктиды и сызнова введенных в эксплуатацию, которые сами являются внутри себя носителями флотилий кораблей разведчиков..

Ниже русская сказочная иллюстрация из Ершова «Конька-горбунка»

Ну-с, так едет наш Иван За кольцом на окиян. Горбунок летит, как ветер, И в почин на первый вечер Верст сто тысяч отмахал И нигде не отдыхал. Подъезжая к окияну, Говорит конек Ивану: «Ну, Иванушка, смотри, Вот минутки через три Мы приедем на поляну — Прямо к морю-окияну; Поперек его лежит Чудо-юдо рыба-кит; Десять лет уж он страдает, А доселева не знает, Чем прощенье получить; Он учнет тебя просить, Чтоб ты в солнцевом селенье Попросил ему прощенье; Ты исполнить обещай, Да, смотри ж, не забывай!» Вот въезжают на поляну Прямо к морю-окияну; Поперек его лежит Чудо-юдо рыба-кит. Все бока его изрыты, Частоколы в ребра вбиты, На хвосте сыр-бор шумит, На спине село стоит; Мужички на губе пашут, Между глаз мальчишки пляшут, А в дубраве, меж усов, Ищут девушки грибов. Вот конек бежит по киту, По костям стучит копытом. Чудо-юдо рыба-кит Так проезжим говорит, Рот широкий отворяя, Тяжко, горько воздыхая: «Путь-дорога, господа! Вы откуда, и куда?» — «Мы послы от Царь-девицы, Едем оба из столицы, — Говорит киту конек, — К солнцу прямо на восток, Во хоромы золотые». — «Так нельзя ль, отцы родные, Вам у солнышка спросить: Долго ль мне в опале быть, И за кои прегрешенья Я терплю беды-мученья?» — «Ладно, ладно, рыба-кит!» — Наш Иван ему кричит. «Будь отец мне милосердный! Вишь, как мучуся я, бедный! Десять лет уж тут лежу… Я и сам те услужу!..» — Кит Ивана умоляет, Сам же горько воздыхает. «Ладно-ладно, рыба-кит!» — Наш Иван ему кричит. Тут конек под ним забился, Прыг на берег — и пустился, Только видно, как песок Вьется вихорем у ног. Едут близко ли, далеко, Едут низко ли, высоко И увидели ль кого — Я не знаю ничего. Скоро сказка говорится, Дело мешкотно творится. Только, братцы, я узнал, Что конек туда вбежал, Где (я слышал стороною) Небо сходится с землею, Где крестьянки лен прядут, Прялки на небо кладут. Тут Иван с землей простился И на небе очутился И поехал, будто князь, Шапка набок, подбодрясь.
«Эко диво! эко диво!
Наше царство хоть красиво, —
Говорит коньку Иван.
Средь лазоревых полян, —
А как с небом-то сравнится,
Так под стельку не годится.
Что земля-то!.. ведь она
И черна-то и грязна;
Здесь земля-то голубая,
А уж светлая какая!..
Посмотри-ка, горбунок,
Видишь, вон где, на восток,

Словно светится зарница…
Чай, небесная светлица…
Что-то больно высока!» —
Так спросил Иван конька.
«Это терем Царь-девицы,
Нашей будущей царицы, —
Горбунок ему кричит, —
По ночам здесь солнце спит,
А полуденной порою
Месяц входит для покою».

Подъезжают; у ворот
Из столбов хрустальный свод;
Все столбы те завитые
Хитро в змейки золотые;
На верхушках три звезды,
Вокруг терема сады;
На серебряных там ветках
В раззолоченных во клетках
Птицы райские живут,
Песни царские поют.
А ведь терем с теремами
Будто город с деревнями;
А на тереме из звезд —
Православный русский крест.

Вот конек во двор въезжает;
Наш Иван с него слезает,
В терем к Месяцу идет
И такую речь ведет:
«Здравствуй, Месяц Месяцович!
Я — Иванушка Петрович,
Из далеких я сторон
И привез тебе поклон». —
«Сядь, Иванушка Петрович, —
Молвил Месяц Месяцович, —
И поведай мне вину
В нашу светлую страну
Твоего с земли прихода;
Из какого ты народа,
Как попал ты в этот край, —
Все скажи мне, не утаи», —
«Я с земли пришел Землянской,
Из страны ведь христианской, —
Говорит, садясь, Иван, —
Переехал окиян
С порученьем от царицы —
В светлый терем поклониться
И сказать вот так, постой:
«Ты скажи моей родной:
Дочь ее узнать желает,
Для чего она скрывает
По три ночи, по три дня
Лик какой-то от меня;
И зачем мой братец красный
Завернулся в мрак ненастный
И в туманной вышине
Не пошлет луча ко мне?»
Так, кажися? — Мастерица
Говорить красно царица;

Не припомнишь все сполна,
Что сказала мне она». —
«А какая то царица?» —
«Это, знаешь, Царь-девица». —
«Царь-девица?.. Так она,
Что ль, тобой увезена?» —
Вскрикнул Месяц Месяцович.
А Иванушка Петрович
Говорит: «Известно, мной!
Вишь, я царский стремянной;
Ну, так царь меня отправил,
Чтобы я ее доставил
В три недели во дворец;
А не то меня, отец,
Посадить грозился на кол».
Месяц с радости заплакал,
Ну Ивана обнимать,
Целовать и миловать.
«Ах, Иванушка Петрович! —
Молвил Месяц Месяцович. —
Ты принес такую весть,
Что не знаю, чем и счесть!
А уж мы как горевали,
Что царевну потеряли!..
Оттого-то, видишь, я
По три ночи, по три дня
В темном облаке ходила,
Все грустила да грустила,
Трое суток не спала.
Крошки хлеба не брала,
Оттого-то сын мой красный
Завернулся в мрак ненастный,
Луч свой жаркий погасил,
Миру божью не светил:

Все грустил, вишь, по сестрице,
Той ли красной Царь-девице.
Что, здорова ли она?
Не грустна ли, не больна?» —
«Всем бы, кажется, красотка,
Да у ней, кажись, сухотка:
Ну, как спичка, слышь, тонка,
Чай, в обхват-то три вершка;
Вот как замуж-то поспеет,
Так небось и потолстеет:
Царь, слышь, женится на ней».
Месяц вскрикнул: «Ах, злодей!

Вздумал в семьдесят жениться
На молоденькой девице!
Да стою я крепко в том —
Просидит он женихом!
Вишь, что старый хрен затеял:
Хочет жать там, где не сеял!
Полно, лаком больно стал!»
Тут Иван опять сказал:
«Есть еще к тебе прошенье,
То о китовом прощенье…
Есть, вишь, море; чудо-кит
Поперек его лежит:
Все бока его изрыты,
Частоколы в ребра вбиты…
Он, бедняк, меня прошал,
Чтобы я тебя спрошал:
Скоро ль кончится мученье?
Чем сыскать ему прощенье?
И на что он тут лежит?»
Месяц ясный говорит:
«Он за то несет мученье,
Что без божия веленья
Проглотил среди морей
Три десятка кораблей.
Если даст он им свободу,
Снимет бог с него невзгоду,
Вмиг все раны заживит,
Долгим веком наградит».

Тут Иванушка поднялся,
С светлым месяцем прощался,
Крепко шею обнимал,
Трижды в щеки целовал.
«Ну, Иванушка Петрович! —
Молвил Месяц Месяцович. —
Благодарствую тебя
За сынка и за себя.
Отнеси благословенье
Нашей дочке в утешенье
И скажи моей родной:
«Мать твоя всегда с тобой;
Полно плакать и крушиться:
Скоро грусть твоя решится, —
И не старый, с бородой,
А красавец молодой
Поведет тебя к налою».
Ну, прощай же! Бог с тобою!»
Поклонившись, как умел,
На конька Иван тут сел,
Свистнул, будто витязь знатный,
И пустился в путь обратный.

На другой день наш Иван
Вновь пришел на окиян.
Вот конек бежит по киту,
По костям стучит копытом.
Чудо-юдо рыба-кит
Так, вздохнувши, говорит:

«Что, отцы, мое прошенье?
Получу ль когда прощенье?» —
«Погоди ты, рыба-кит!» —
Тут конек ему кричит.

Вот в село он прибегает,
Мужиков к себе сзывает,
Черной гривкою трясет
И такую речь ведет:
«Эй, послушайте, миряне,
Православны христиане!
Коль не хочет кто из вас
К водяному сесть в приказ,
Убирайся вмиг отсюда.
Здесь тотчас случится чудо:
Море сильно закипит,
Повернется рыба-кит…»
Тут крестьяне и миряне,
Православны христиане,
Закричали: «Быть бедам!»
И пустились по домам.
Все телеги собирали;
В них, не мешкая, поклали
Все, что было живота,
И оставили кита.
Утро с полднем повстречалось,
А в селе уж не осталось
Ни одной души живой,
Словно шел Мамай войной!

Тут конек на хвост вбегает,
К перьям близко прилегает
И что мочи есть кричит:
«Чудо-юдо рыба-кит!
Оттого твои мученья,
Что без божия веленья
Проглотил ты средь морей
Три десятка кораблей.
Если дашь ты им свободу,
Снимет бог с тебя невзгоду,
Вмиг все раны заживит,
Долгим веком наградит».
И, окончив речь такую,
Закусил узду стальную,
Понатужился — и вмиг
На далекий берег прыг.

Чудо-кит зашевелился,
Словно холм поворотился,
Начал море волновать
И из челюстей бросать
Корабли за кораблями
С парусами и гребцами.

Тут поднялся шум такой,
Что проснулся царь морской:
В пушки медные палили,
В трубы кованы трубили;
Белый парус поднялся,
Флаг на мачте развился;
Поп с причетом всем служебным
Пел на палубе молебны;

А гребцов веселый ряд
Грянул песню наподхват:
«Как по моречку, по морю,
По широкому раздолью,
Что по самый край земли,
Выбегают корабли…»

Волны моря заклубились,
Корабли из глаз сокрылись.
Чудо-юдо рыба-кит
Громким голосом кричит,
Рот широкий отворяя,
Плесом волны разбивая:
«Чем вам, други, услужить?
Чем за службу наградить?
Надо ль раковин цветистых?
Надо ль рыбок золотистых?
Надо ль крупных жемчугов?
Все достать для вас готов!» —
«Нет, кит-рыба, нам в награду
Ничего того не надо, —
Говорит ему Иван, —
Лучше перстень нам достань —
Перстень, знаешь, Царь-девицы,
Нашей будущей царицы». —
«Ладно, ладно! Для дружка
И сережку из ушка!
Отыщу я до зарницы
Перстень красной Царь-девицы»,-

Кит Ивану отвечал
И, как ключ, на дно упал.

Вот он плесом ударяет,
Громким голосом сзывает
Осетриный весь народ
И такую речь ведет:
«Вы достаньте до зарницы
Перстень красной Царь-девицы,
Скрытый в ящичке на дне.
Кто его доставит мне,
Награжу того я чином:
Будет думным дворянином.
Если ж умный мой приказ
Не исполните… я вас!»
Осетры тут поклонились
И в порядке удалились.

Через несколько часов
Двое белых осетров
К киту медленно подплыли
И смиренно говорили:
«Царь великий! не гневись!
Мы все море уж, кажись,
Исходили и изрыли,
Но и знаку не открыли.

Только ерш один из нас
Совершил бы твой приказ:
Он по всем морям гуляет,
Так уж, верно, перстень знает;
Но его, как бы назло,
Уж куда-то унесло».-
«Отыскать его в минуту
И послать в мою каюту!» —
Кит сердито закричал
И усами закачал.

Осетры тут поклонились,
В земский суд бежать пустились
И велели в тот же час
От кита писать указ,
Чтоб гонцов скорей послали
И ерша того поймали.
Лещ, услыша сей приказ,
Именной писал указ;
Сом (советником он звался)
Под указом подписался;
Черный рак указ сложил
И печати приложил.
Двух дельфинов тут призвали
И, отдав указ, сказали,
Чтоб, от имени царя,
Обежали все моря
И того ерша-гуляку,
Крикуна и забияку,
Где бы ни было нашли,
К государю привели.

Тут дельфины поклонились
И ерша искать пустились.

Ищут час они в морях,
Ищут час они в реках,
Все озера исходили,
Все проливы переплыли,

Не могли ерша сыскать
И вернулися назад,
Чуть не плача от печали…

Вдруг дельфины услыхали
Где-то в маленьком пруде
Крик неслыханный в воде.
В пруд дельфины завернули
И на дно его нырнули, —
Глядь: в пруде, под камышом,
Ерш дерется с карасем.
«Смирно! черти б вас побрали!
Вишь, содом какой подняли,
Словно важные бойцы!» —
Закричали им гонцы.
«Ну, а вам какое дело? —
Ёрш кричит дельфинам смело. —
Я шутить ведь не люблю,
Разом всех переколю!» —
«Ох ты, вечная гуляка
И крикун и забияка!
Все бы, дрянь, тебе гулять,
Все бы драться да кричать.
Дома — нет ведь, не сидится!..
Ну да что с тобой рядиться, —
Вот тебе царев указ,
Чтоб ты плыл к нему тотчас».

Тут проказника дельфины
Подхватили за щетины
И отправились назад.
Ерш ну рваться и кричать:
«Будьте милостивы, братцы!
Дайте чуточку подраться.
Распроклятый тот карась
Поносил меня вчерась
При честном при всем собранье
Неподобной разной бранью…»
Долго ерш еще кричал,
Наконец и замолчал;
А проказника дельфины
Все тащили за щетины,
Ничего не говоря,
И явились пред царя.

«Что ты долго не являлся?
Где ты, вражий сын, шатался?»
Кит со гневом закричал.
На колени ерш упал,
И, признавшись в преступленье,
Он молился о прощенье.
«Ну, уж бог тебя простит! —
Кит державный говорит. —
Но за то твое прощенье
Ты исполни повеленье». —

«Рад стараться, чудо-кит!» —
На коленях ерш пищит.
«Ты по всем морям гуляешь,
Так уж, верно, перстень знаешь
Царь-девицы?» — «Как не знать!
Можем разом отыскать». —
«Так ступай же поскорее
Да сыщи его живее!»

Тут, отдав царю поклон,
Ерш пошел, согнувшись, вон.
С царской дворней побранился,
За плотвой поволочился

И салакушкам шести
Нос разбил он на пути.
Совершив такое дело,
В омут кинулся он смело
И в подводной глубине
Вырыл ящичек на дне —
Пуд по крайней мере во сто.
«О, здесь дело-то не просто!»
И давай из всех морей
Ерш скликать к себе сельдей.

Сельди духом собралися,
Сундучок тащить взялися,
Только слышно и всего —
«У-у-у!» да «о-о-о!»
Но сколь сильно ни кричали,
Животы лишь надорвали,
А проклятый сундучок
Не дался и на вершок.
«Настоящие селедки!
Вам кнута бы вместо водки!» —
Крикнул ерш со всех сердцов
И нырнул по осетров.

Осетры тут приплывают
И без крика подымают
Крепко ввязнувший в песок
С перстнем красный сундучок.

«Ну, ребятушки, смотрите,
Вы к царю теперь плывите,
Я ж пойду теперь ко дну
Да немножко отдохну:
Что-то сон одолевает,
Так глаза вот и смыкает…»
Осетры к царю плывут,
Ерш-гуляка прямо в пруд
(Из которого дельфины
Утащили за щетины),
Чай, додраться с карасем, —
Я не ведаю о том.
Но теперь мы с ним простимся
И к Ивану возвратимся.

Тихо море-окиян.
На песке сидит Иван,
Ждет кита из синя моря
И мурлыкает от горя;
Повалившись на песок,
Дремлет верный горбунок.
Время к вечеру клонилось;
Вот уж солнышко спустилось;
Тихим пламенем горя,
Развернулася заря.
А кита не тут-то было.
«Чтоб те, вора, задавило!
Вишь, какой морской шайтан! —
Говорит себе Иван. —
Обещался до зарницы
Вынесть перстень Царь-девицы,
А доселе не сыскал,
Окаянный зубоскал!
А уж солнышко-то село,
И…» Тут море закипело:
Появился чудо-кит
И к Ивану говорит:
«За твое благодеянье
Я исполнил обещанье».
С этим словом сундучок
Брякнул плотно на песок,
Только берег закачался.
«Ну, теперь я расквитался.
Если ж вновь принужусь я,
Позови опять меня;
Твоего благодеянья
Не забыть мне… До свиданья!»
Тут кит-чудо замолчал
И, всплеснув, на дно упал.

Горбунок-конек проснулся,
Встал на лапки, отряхнулся,
На Иванушку взглянул
И четырежды прыгнул.
«Ай да Кит Китович! Славно!
Долг свой выплатил исправно!
Ну, спасибо, рыба-кит! —
Горбунок конек кричит. —
Что ж, хозяин, одевайся,
В путь-дорожку отправляйся;
Три денька ведь уж прошло:
Завтра срочное число.
Чай, старик уж умирает».
Тут Ванюша отвечает:
«Рад бы радостью поднять,
Да ведь силы не занять!
Сундучишко больно плотен,
Чай, чертей в него пять сотен
Кит проклятый насажал.
Я уж трижды подымал;
Тяжесть страшная такая!»
Тут конек, не отвечая,
Поднял ящичек ногой,
Будто камушек какой,
И взмахнул к себе на шею.
«Ну, Иван, садись скорее!
Помни, завтра минет срок,
А обратный путь далек».

Loading...Loading…

Ершов Петр Павлович своими сказками о Коньке-горбунке и Чуде-юде подарил целому поколению веру в неопознанное. Этот автор заставил по-новому посмотреть на чудеса природы, ведь такого рода аномалии, как Чудо-юдо Рыба-кит, встречались в мифологии и других народов.

Она обладает внушительной пастью, способной проглотить корабль, дурным нравом, несмотря на относительное спокойствие реального прообраза животного, и видоизмененной физиологией.

Черты животного искажены. Если в итоге рыба стала более или менее естественной на вид, исключая её размеры, конечно, то первоначально речь шла практически о драконе, с вытянутой пастью, полной острых зубов.

Согласно материалам «для сравнительных слов» под редакцией Хомякова, Чудо-юдо и следует трактовать как дракона. Также в 19-м веке это выражение употреблялось для описания любого «дива морского», к которым можно отнести даже касаток. Несмотря на то, что в разных источниках Чудо-юдо представляется по-своему, большинство из этих тварей имеют природный прототип или же по крайней мере естественное объяснение.

Происхождение терминологии

Непосредственно слово «Чудо-юдо» также имеет собственную историю. Первая часть легко объяснима, так как означает непосредственно нечто «чудное» или «необычное».

А вот вторая часть термина обладает более специфической и интересной историей. В раннем христианстве слово «юдо», созвучное имени Иуда, использовалось для обозначения всего демонического, злого и нечистого.

Возможно именно поэтому большинству прототипов таких диковинок, в том числе и описанной в прозе Ершова
рыбе, приписывают крайне агрессивный нрав.

Так, к примеру, герой уже другой мифологии, на этот раз с Востока, Синдбад-мореход спасался от «лже-острова» в корыте, преследуемый огромной тварью, желавшей полакомиться членами его команды.

Упомянутый в «Коне-горбунке» кит в свою очередь едва ли смог повторить те бесчинства, которые приписывают его более «злым» собратьям. Рыбу наказали за гонки за кораблями, но вот претворяться островом киту не приходилось.

Един ли образ чудища

В старославянских сказаниях Чудо-юдо представляет собой драконо- или змееподобное чудище «о нескольких головах». Например, в сказке «Иван крестьянский сын и Чудо-юдо» оное представлено в качестве .

Что касается кита, то свое причисление и диковинкам он получил скорее всего за змееподобное тело, пускай и видоизмененное. Рыба, что лежит «поперек моря», также обладает вполне природными характеристиками, свойственными реально существующему подвиду. Так, к примеру, от излишков воды в организме животное также избавляется с помощью фонтана в передней части тела, называемое «дыхало», вокруг которого ребята веселятся и прыгают.

Реальный прототип

Если речь зашла о ките Ершова, то следует отметить тот факт, что у него существует вполне реальный образ.

Он безусловно гиперболизирован в угоду зрелищности и масштабности сказания, однако так или иначе соответствует тому образу, который был описан в прозе.

Сперва можно подумать, что речь идет о ките-полосатике, так как большинство иллюстраций к прозе Ершова показывают ту самую рыбу с характерными продольными полосами под пастью, в котором четко просматривает китовый ус.

Однако, большинство представителей данного вида охотятся исключительно на планктон, из-за чего непосредственно проглотить что-либо, включая «три десятка кораблей», им будет крайне затруднительно.

Вполне возможно, что Ершов использовал в качестве основы для своего Чуда-юда кашалота, который не редко заглатывает различные объекты, доставляющие животному позднее значительное неудобство.

Безусловно ни о каком «городе большом», способном разместиться на спине у этого представителя млекопитающих, речь не идет. Средняя длина животного составляет примерно 15-20 метров.

Библейский сценарий

Ершов так и не раскрыл тайны, что именно послужило прототипом для того самого кита. Некоторые увидели в рыбе описанный выше «живой остров» из более древней мифологии, который является ручным зверьком местного владыки морей, другие и вовсе узрели предпосылку к притче, описывающий библейский мотив.

Речь идет о Книге пророка Ионы, который также был проглочен китом, когда прогневал Господа и не покаялся в прегрешениях. Однако, как в случае с китом Ершова, пророк не остался предоставлен сам себе и получил возможность изменить судьбу, в результате будучи выброшенным на берег.

Также и рыба получила свое прощение, когда отпустила на волю все 30 проглоченных кораблей.

Морализация повествования

В прозе Ершова Солнце дал киту второй шанс, отпустив рыбу, которая сразу же объявила о собственном владычестве на территории глади морской.

В данном случае прослеживается эволюция образа из полностью отрицательного и деструктивного к мыслящему и понимающему. Киту пришлось отпустить все корабли после того, как Конек-горбунок донес ему весть о спасении из бедственного положения. Не пострадали даже крестьяне, которые вовремя убрались с острова.

Вклад Ершова в очеловечивание Чуда-юда не стоит недооценивать, автор осознанно дал толчок развитию образа.

Несмотря на то, что славяне были крайне далеки как от моря, так и от мифологии, свойственной народам, в культуре которых судоходство занимало важную роль, своего левиафана они все же создали.

Возможно, дело в той «невидали», которой представлялось обычному люду гладь морская. Не исключено и то, что Чудо-юдо просто эволюционировало из персонажей местного рыбачьего фольклора. В любом случае этот образ остался одним из ключевых в совокупном описании сил, противостоящих герою былин и сказок.

Тем, кто читает со мной Дэвида Уилкока с Кори Гудом
ПРОСВЯЩАЕТСЯ
Возможно, кто еще и помнит об упоминаемых нескольких и двух из них 48-километровых маточных космокораблях, обнаруженных подо льдами Антарктиды и сызнова введенных в эксплуатацию, которые сами являются внутри себя носителями флотилий кораблей разведчиков..

Ниже русская сказочная иллюстрация из Ершова «Конька-горбунка»

Ну-с, так едет наш Иван За кольцом на окиян. Горбунок летит, как ветер, И в почин на первый вечер Верст сто тысяч отмахал И нигде не отдыхал. Подъезжая к окияну, Говорит конек Ивану: «Ну, Иванушка, смотри, Вот минутки через три Мы приедем на поляну — Прямо к морю-окияну; Поперек его лежит Чудо-юдо рыба-кит; Десять лет уж он страдает, А доселева не знает, Чем прощенье получить; Он учнет тебя просить, Чтоб ты в солнцевом селенье Попросил ему прощенье; Ты исполнить обещай, Да, смотри ж, не забывай!» Вот въезжают на поляну Прямо к морю-окияну; Поперек его лежит Чудо-юдо рыба-кит. Все бока его изрыты, Частоколы в ребра вбиты, На хвосте сыр-бор шумит, На спине село стоит; Мужички на губе пашут, Между глаз мальчишки пляшут, А в дубраве, меж усов, Ищут девушки грибов. Вот конек бежит по киту, По костям стучит копытом. Чудо-юдо рыба-кит Так проезжим говорит, Рот широкий отворяя, Тяжко, горько воздыхая: «Путь-дорога, господа! Вы откуда, и куда?» — «Мы послы от Царь-девицы, Едем оба из столицы, — Говорит киту конек, — К солнцу прямо на восток, Во хоромы золотые». — «Так нельзя ль, отцы родные, Вам у солнышка спросить: Долго ль мне в опале быть, И за кои прегрешенья Я терплю беды-мученья?» — «Ладно, ладно, рыба-кит!» — Наш Иван ему кричит. «Будь отец мне милосердный! Вишь, как мучуся я, бедный! Десять лет уж тут лежу… Я и сам те услужу!..» — Кит Ивана умоляет, Сам же горько воздыхает. «Ладно-ладно, рыба-кит!» — Наш Иван ему кричит. Тут конек под ним забился, Прыг на берег — и пустился, Только видно, как песок Вьется вихорем у ног. Едут близко ли, далеко, Едут низко ли, высоко И увидели ль кого — Я не знаю ничего. Скоро сказка говорится, Дело мешкотно творится. Только, братцы, я узнал, Что конек туда вбежал, Где (я слышал стороною) Небо сходится с землею, Где крестьянки лен прядут, Прялки на небо кладут. Тут Иван с землей простился И на небе очутился И поехал, будто князь, Шапка набок, подбодрясь.
«Эко диво! эко диво!
Наше царство хоть красиво, —
Говорит коньку Иван.
Средь лазоревых полян, —
А как с небом-то сравнится,
Так под стельку не годится.
Что земля-то!.. ведь она
И черна-то и грязна;
Здесь земля-то голубая,
А уж светлая какая!..
Посмотри-ка, горбунок,
Видишь, вон где, на восток,

Словно светится зарница…
Чай, небесная светлица…
Что-то больно высока!» —
Так спросил Иван конька.
«Это терем Царь-девицы,
Нашей будущей царицы, —
Горбунок ему кричит, —
По ночам здесь солнце спит,
А полуденной порою
Месяц входит для покою».

Подъезжают; у ворот
Из столбов хрустальный свод;
Все столбы те завитые
Хитро в змейки золотые;
На верхушках три звезды,
Вокруг терема сады;
На серебряных там ветках
В раззолоченных во клетках
Птицы райские живут,
Песни царские поют.
А ведь терем с теремами
Будто город с деревнями;
А на тереме из звезд —
Православный русский крест.

Вот конек во двор въезжает;
Наш Иван с него слезает,
В терем к Месяцу идет
И такую речь ведет:
«Здравствуй, Месяц Месяцович!
Я — Иванушка Петрович,
Из далеких я сторон
И привез тебе поклон». —
«Сядь, Иванушка Петрович, —
Молвил Месяц Месяцович, —
И поведай мне вину
В нашу светлую страну
Твоего с земли прихода;
Из какого ты народа,
Как попал ты в этот край, —
Все скажи мне, не утаи», —
«Я с земли пришел Землянской,
Из страны ведь христианской, —
Говорит, садясь, Иван, —
Переехал окиян
С порученьем от царицы —
В светлый терем поклониться
И сказать вот так, постой:
«Ты скажи моей родной:
Дочь ее узнать желает,
Для чего она скрывает
По три ночи, по три дня
Лик какой-то от меня;
И зачем мой братец красный
Завернулся в мрак ненастный
И в туманной вышине
Не пошлет луча ко мне?»
Так, кажися? — Мастерица
Говорить красно царица;

Не припомнишь все сполна,
Что сказала мне она». —
«А какая то царица?» —
«Это, знаешь, Царь-девица». —
«Царь-девица?.. Так она,
Что ль, тобой увезена?» —
Вскрикнул Месяц Месяцович.
А Иванушка Петрович
Говорит: «Известно, мной!
Вишь, я царский стремянной;
Ну, так царь меня отправил,
Чтобы я ее доставил
В три недели во дворец;
А не то меня, отец,
Посадить грозился на кол».
Месяц с радости заплакал,
Ну Ивана обнимать,
Целовать и миловать.
«Ах, Иванушка Петрович! —
Молвил Месяц Месяцович. —
Ты принес такую весть,
Что не знаю, чем и счесть!
А уж мы как горевали,
Что царевну потеряли!..
Оттого-то, видишь, я
По три ночи, по три дня
В темном облаке ходила,
Все грустила да грустила,
Трое суток не спала.
Крошки хлеба не брала,
Оттого-то сын мой красный
Завернулся в мрак ненастный,
Луч свой жаркий погасил,
Миру божью не светил:

Все грустил, вишь, по сестрице,
Той ли красной Царь-девице.
Что, здорова ли она?
Не грустна ли, не больна?» —
«Всем бы, кажется, красотка,
Да у ней, кажись, сухотка:
Ну, как спичка, слышь, тонка,
Чай, в обхват-то три вершка;
Вот как замуж-то поспеет,
Так небось и потолстеет:
Царь, слышь, женится на ней».
Месяц вскрикнул: «Ах, злодей!

Вздумал в семьдесят жениться
На молоденькой девице!
Да стою я крепко в том —
Просидит он женихом!
Вишь, что старый хрен затеял:
Хочет жать там, где не сеял!
Полно, лаком больно стал!»
Тут Иван опять сказал:
«Есть еще к тебе прошенье,
То о китовом прощенье…
Есть, вишь, море; чудо-кит
Поперек его лежит:
Все бока его изрыты,
Частоколы в ребра вбиты…
Он, бедняк, меня прошал,
Чтобы я тебя спрошал:
Скоро ль кончится мученье?
Чем сыскать ему прощенье?
И на что он тут лежит?»
Месяц ясный говорит:
«Он за то несет мученье,
Что без божия веленья
Проглотил среди морей
Три десятка кораблей.
Если даст он им свободу,
Снимет бог с него невзгоду,
Вмиг все раны заживит,
Долгим веком наградит».

Тут Иванушка поднялся,
С светлым месяцем прощался,
Крепко шею обнимал,
Трижды в щеки целовал.
«Ну, Иванушка Петрович! —
Молвил Месяц Месяцович. —
Благодарствую тебя
За сынка и за себя.
Отнеси благословенье
Нашей дочке в утешенье
И скажи моей родной:
«Мать твоя всегда с тобой;
Полно плакать и крушиться:
Скоро грусть твоя решится, —
И не старый, с бородой,
А красавец молодой
Поведет тебя к налою».
Ну, прощай же! Бог с тобою!»
Поклонившись, как умел,
На конька Иван тут сел,
Свистнул, будто витязь знатный,
И пустился в путь обратный.

На другой день наш Иван
Вновь пришел на окиян.
Вот конек бежит по киту,
По костям стучит копытом.
Чудо-юдо рыба-кит
Так, вздохнувши, говорит:

«Что, отцы, мое прошенье?
Получу ль когда прощенье?» —
«Погоди ты, рыба-кит!» —
Тут конек ему кричит.

Вот в село он прибегает,
Мужиков к себе сзывает,
Черной гривкою трясет
И такую речь ведет:
«Эй, послушайте, миряне,
Православны христиане!
Коль не хочет кто из вас
К водяному сесть в приказ,
Убирайся вмиг отсюда.
Здесь тотчас случится чудо:
Море сильно закипит,
Повернется рыба-кит…»
Тут крестьяне и миряне,
Православны христиане,
Закричали: «Быть бедам!»
И пустились по домам.
Все телеги собирали;
В них, не мешкая, поклали
Все, что было живота,
И оставили кита.
Утро с полднем повстречалось,
А в селе уж не осталось
Ни одной души живой,
Словно шел Мамай войной!

Тут конек на хвост вбегает,
К перьям близко прилегает
И что мочи есть кричит:
«Чудо-юдо рыба-кит!
Оттого твои мученья,
Что без божия веленья
Проглотил ты средь морей
Три десятка кораблей.
Если дашь ты им свободу,
Снимет бог с тебя невзгоду,
Вмиг все раны заживит,
Долгим веком наградит».
И, окончив речь такую,
Закусил узду стальную,
Понатужился — и вмиг
На далекий берег прыг.

Чудо-кит зашевелился,
Словно холм поворотился,
Начал море волновать
И из челюстей бросать
Корабли за кораблями
С парусами и гребцами.

Тут поднялся шум такой,
Что проснулся царь морской:
В пушки медные палили,
В трубы кованы трубили;
Белый парус поднялся,
Флаг на мачте развился;
Поп с причетом всем служебным
Пел на палубе молебны;

А гребцов веселый ряд
Грянул песню наподхват:
«Как по моречку, по морю,
По широкому раздолью,
Что по самый край земли,
Выбегают корабли…»

Волны моря заклубились,
Корабли из глаз сокрылись.
Чудо-юдо рыба-кит
Громким голосом кричит,
Рот широкий отворяя,
Плесом волны разбивая:
«Чем вам, други, услужить?
Чем за службу наградить?
Надо ль раковин цветистых?
Надо ль рыбок золотистых?
Надо ль крупных жемчугов?
Все достать для вас готов!» —
«Нет, кит-рыба, нам в награду
Ничего того не надо, —
Говорит ему Иван, —
Лучше перстень нам достань —
Перстень, знаешь, Царь-девицы,
Нашей будущей царицы». —
«Ладно, ладно! Для дружка
И сережку из ушка!
Отыщу я до зарницы
Перстень красной Царь-девицы»,-

Кит Ивану отвечал
И, как ключ, на дно упал.

Вот он плесом ударяет,
Громким голосом сзывает
Осетриный весь народ
И такую речь ведет:
«Вы достаньте до зарницы
Перстень красной Царь-девицы,
Скрытый в ящичке на дне.
Кто его доставит мне,
Награжу того я чином:
Будет думным дворянином.
Если ж умный мой приказ
Не исполните… я вас!»
Осетры тут поклонились
И в порядке удалились.

Через несколько часов
Двое белых осетров
К киту медленно подплыли
И смиренно говорили:
«Царь великий! не гневись!
Мы все море уж, кажись,
Исходили и изрыли,
Но и знаку не открыли.

Только ерш один из нас
Совершил бы твой приказ:
Он по всем морям гуляет,
Так уж, верно, перстень знает;
Но его, как бы назло,
Уж куда-то унесло».-
«Отыскать его в минуту
И послать в мою каюту!» —
Кит сердито закричал
И усами закачал.

Осетры тут поклонились,
В земский суд бежать пустились
И велели в тот же час
От кита писать указ,
Чтоб гонцов скорей послали
И ерша того поймали.
Лещ, услыша сей приказ,
Именной писал указ;
Сом (советником он звался)
Под указом подписался;
Черный рак указ сложил
И печати приложил.
Двух дельфинов тут призвали
И, отдав указ, сказали,
Чтоб, от имени царя,
Обежали все моря
И того ерша-гуляку,
Крикуна и забияку,
Где бы ни было нашли,
К государю привели.

Тут дельфины поклонились
И ерша искать пустились.

Ищут час они в морях,
Ищут час они в реках,
Все озера исходили,
Все проливы переплыли,

Не могли ерша сыскать
И вернулися назад,
Чуть не плача от печали…

Вдруг дельфины услыхали
Где-то в маленьком пруде
Крик неслыханный в воде.
В пруд дельфины завернули
И на дно его нырнули, —
Глядь: в пруде, под камышом,
Ерш дерется с карасем.
«Смирно! черти б вас побрали!
Вишь, содом какой подняли,
Словно важные бойцы!» —
Закричали им гонцы.
«Ну, а вам какое дело? —
Ёрш кричит дельфинам смело. —
Я шутить ведь не люблю,
Разом всех переколю!» —
«Ох ты, вечная гуляка
И крикун и забияка!
Все бы, дрянь, тебе гулять,
Все бы драться да кричать.
Дома — нет ведь, не сидится!..
Ну да что с тобой рядиться, —
Вот тебе царев указ,
Чтоб ты плыл к нему тотчас».

Тут проказника дельфины
Подхватили за щетины
И отправились назад.
Ерш ну рваться и кричать:
«Будьте милостивы, братцы!
Дайте чуточку подраться.
Распроклятый тот карась
Поносил меня вчерась
При честном при всем собранье
Неподобной разной бранью…»
Долго ерш еще кричал,
Наконец и замолчал;
А проказника дельфины
Все тащили за щетины,
Ничего не говоря,
И явились пред царя.

«Что ты долго не являлся?
Где ты, вражий сын, шатался?»
Кит со гневом закричал.
На колени ерш упал,
И, признавшись в преступленье,
Он молился о прощенье.
«Ну, уж бог тебя простит! —
Кит державный говорит. —
Но за то твое прощенье
Ты исполни повеленье». —

«Рад стараться, чудо-кит!» —
На коленях ерш пищит.
«Ты по всем морям гуляешь,
Так уж, верно, перстень знаешь
Царь-девицы?» — «Как не знать!
Можем разом отыскать». —
«Так ступай же поскорее
Да сыщи его живее!»

Тут, отдав царю поклон,
Ерш пошел, согнувшись, вон.
С царской дворней побранился,
За плотвой поволочился

И салакушкам шести
Нос разбил он на пути.
Совершив такое дело,
В омут кинулся он смело
И в подводной глубине
Вырыл ящичек на дне —
Пуд по крайней мере во сто.
«О, здесь дело-то не просто!»
И давай из всех морей
Ерш скликать к себе сельдей.

Сельди духом собралися,
Сундучок тащить взялися,
Только слышно и всего —
«У-у-у!» да «о-о-о!»
Но сколь сильно ни кричали,
Животы лишь надорвали,
А проклятый сундучок
Не дался и на вершок.
«Настоящие селедки!
Вам кнута бы вместо водки!» —
Крикнул ерш со всех сердцов
И нырнул по осетров.

Осетры тут приплывают
И без крика подымают
Крепко ввязнувший в песок
С перстнем красный сундучок.

«Ну, ребятушки, смотрите,
Вы к царю теперь плывите,
Я ж пойду теперь ко дну
Да немножко отдохну:
Что-то сон одолевает,
Так глаза вот и смыкает…»
Осетры к царю плывут,
Ерш-гуляка прямо в пруд
(Из которого дельфины
Утащили за щетины),
Чай, додраться с карасем, —
Я не ведаю о том.
Но теперь мы с ним простимся
И к Ивану возвратимся.

Тихо море-окиян.
На песке сидит Иван,
Ждет кита из синя моря
И мурлыкает от горя;
Повалившись на песок,
Дремлет верный горбунок.
Время к вечеру клонилось;
Вот уж солнышко спустилось;
Тихим пламенем горя,
Развернулася заря.
А кита не тут-то было.
«Чтоб те, вора, задавило!
Вишь, какой морской шайтан! —
Говорит себе Иван. —
Обещался до зарницы
Вынесть перстень Царь-девицы,
А доселе не сыскал,
Окаянный зубоскал!
А уж солнышко-то село,
И…» Тут море закипело:
Появился чудо-кит
И к Ивану говорит:
«За твое благодеянье
Я исполнил обещанье».
С этим словом сундучок
Брякнул плотно на песок,
Только берег закачался.
«Ну, теперь я расквитался.
Если ж вновь принужусь я,
Позови опять меня;
Твоего благодеянья
Не забыть мне… До свиданья!»
Тут кит-чудо замолчал
И, всплеснув, на дно упал.

Горбунок-конек проснулся,
Встал на лапки, отряхнулся,
На Иванушку взглянул
И четырежды прыгнул.
«Ай да Кит Китович! Славно!
Долг свой выплатил исправно!
Ну, спасибо, рыба-кит! —
Горбунок конек кричит. —
Что ж, хозяин, одевайся,
В путь-дорожку отправляйся;
Три денька ведь уж прошло:
Завтра срочное число.
Чай, старик уж умирает».
Тут Ванюша отвечает:
«Рад бы радостью поднять,
Да ведь силы не занять!
Сундучишко больно плотен,
Чай, чертей в него пять сотен
Кит проклятый насажал.
Я уж трижды подымал;
Тяжесть страшная такая!»
Тут конек, не отвечая,
Поднял ящичек ногой,
Будто камушек какой,
И взмахнул к себе на шею.
«Ну, Иван, садись скорее!
Помни, завтра минет срок,
А обратный путь далек».

Конёк-Горбунок

Тут конёк на хвост вбегает,
К перьям близко прилегает
И что мочи есть кричит:
«Чудо-юдо Рыба-кит!
Оттого твои мученья,
Что без божия веленья
Проглотил ты средь морей
Три десятка кораблей.
Если дашь ты им свободу,
Снимет бог с тебя невзгоду,
Вмиг все раны заживит,
Веком долгим наградит».
И окончив речь такую,
Закусил узду стальную,
Понатужился – и вмиг
На далёкий берег прыг.
Чудо-кит зашевелился,
Словно холм поворотился,
Начал море волновать
И из челюстей бросать
Корабли за кораблями
С парусами и гребцами.
Тут поднялся шум такой,
Что проснулся царь морской:
В пушки медные палили,
В трубы кованы трубили;
Белый парус поднялся,
Флаг на мачте развился;
Поп с причетом всем служебным
Пел на палубе молебны;
А гребцов весёлый ряд
Грянул песню наподхват:
«Как по моречку, по морю,
По широкому раздолью,
Что по самый край земли,
Выбегают корабли…»

Волны моря заклубились,
Корабли из глаз сокрылись.
Чудо-юдо Рыба-кит
Громким голосом кричит,
Рот широкий отворяя,
Плёсом волны разбивая:
«Чем вам, други, услужить?
Чем за службу наградить?
Надо ль раковин цветистых?
Надо ль рыбок золотистых?
Надо ль крупных жемчугов?
Всё достать для вас готов!» —
«Нет, кит-рыба, нам в награду
Ничего того не надо, —
Говорит ему Иван, —
Лучше перстень нам достань, —
Перстень, знаешь. Царь-девицы,
Нашей будущей царицы». —
«Ладно, ладно! Для дружка
И серёжку из ушка!
Отыщу я до зарницы
Перстень красной Царь-девицы», —
Кит Ивану отвечал
И, как ключ, на дно упал.
Вот он плёсом ударяет,
Громким голосом сзывает
Осетриный весь народ
И такую речь ведёт:
«Вы достаньте до зарницы
Перстень красной Царь-девицы,
Скрытый в ящичке на дне.
Кто его доставит мне,
Награжу того я чином:
Будет думным дворянином.
Если ж умный мой приказ
Не исполните… я вас!..»
Осетры тут поклонились
И в порядке удалились.
Через несколько часов
Двое белых осетров
К киту медленно подплыли
И смиренно говорили:
«Царь великий! Не гневись!
Мы всё море уж, кажись,
Исходили и изрыли,
Но и знаку не открыли.
Только Ёрш один из нас
Совершил бы твой приказ:
Он по всем морям гуляет,
Так уж, верно, перстень знает;
Но его, как бы назло,
Уж куда-то унесло».
«Отыскать его в минуту
И послать в мою каюту!» —
Кит сердито закричал

И усами закачал.
Осетры тут поклонились,
В земский суд бежать пустились
И велели в тот же час
От кита писать указ,
Чтоб гонцов скорей послали
И Ерша того поймали.
Лещ, услыша сей приказ,
Именной писал указ;
Сом (советником он звался)
Под указом подписался;
Чёрный рак указ сложил
И печати приложил.
Двух дельфинов тут призвали
И, отдав указ, сказали,
Чтоб, от имени царя,
Обежали все моря
И того Ерша-гуляку,
Крикуна и забияку,
Где бы ни было, нашли,
К государю привели.
Тут дельфины поклонились
И Ерша искать пустились.
Ищут час они в морях,
Ищут час они в реках,
Все озёра исходили,
Все проливы переплыли,
Не могли Ерша сыскать
И вернулися назад,
Чуть не плача от печали…
Вдруг дельфины услыхали,
Где-то в маленьком пруде
Крик неслыханный в воде.
В пруд дельфины завернули
И на дно его нырнули, —
Глядь: в пруде, под камышом,
Ёрш дерётся с Карасём.
«Смирно! Черти б вас побрали!
Вишь, содом какой подняли,
Словно важные бойцы!» —
Закричали им гонцы.
«Ну, а вам какое дело? —
Ёрш кричит дельфинам смело. —
Я шутить ведь не люблю,
Разом всех переколю!» —
«Ох ты, вечная гуляка,
И крикун, и забияка!
Всё бы, дрянь, тебе гулять,
Всё бы драться да кричать.
Дома – нет ведь, не сидится!..
Ну, да что с тобой рядиться, —
Вот тебе царёв указ,
Чтоб ты плыл к нему тотчас».
Тут проказника дельфины
Подхватили под щетины
И отправились назад.
Ёрш ну рваться и кричать:
«Будьте милостивы, братцы!
Дайте чуточку подраться.

Распроклятый тот Карась
Поносил меня вчерась
При честном при всём собранье
Неподобной разной бранью…»
Долго Ёрш ещё кричал,
Наконец и замолчал;
А проказника дельфины
Всё тащили за щетины,
Ничего не говоря,
И явились пред царя.
«Что ты долго не являлся?
Где ты, вражий сын, шатался?» —
Кит со гневом закричал.
На колени Ёрш упал,
И, признавшись в преступленье,
Он молился о прощенье.
«Ну, уж бог тебя простит! —
Кит державный говорит. —

Но за то твоё прощенье
Ты исполни повеленье».
«Рад стараться, Чудо-кит!» —
На коленях Ёрш пищит.
«Ты по всем морям гуляешь,
Так уж, верно, перстень знаешь
Царь-девицы?» – «Как не знать!
Можем разом отыскать». —
«Так ступай же поскорее
Да сыщи его живее!»
Тут, отдав царю поклон,
Ёрш пошёл, согнувшись, вон.
С царской дворней побранился,
За плотвой поволочился
И салакушкам шести
Нос разбил он на пути.
Совершив такое дело
В омут кинулся он смело
И в подводной глубине
Вырыл ящичек на дне —
Пуд по крайней мере во сто.
«О, здесь дело-то не просто!»
И давай из всех морей
Ёрш скликать к себе сельдей.
Сельди духом собралися,
Сундучок тащить взялися,
Только слышно и всего —
«У-у-у!» да «О-о-о!».
Но сколь сильно ни кричали,
Животы лишь надорвали,
А проклятый сундучок
Не дался и на вершок.
«Настоящие селёдки!
Вам кнута бы вместо водки!» —
Крикнул Ёрш со всех сердцов
И нырнул по осетров.
Осетры тут приплывают
И без крика подымают
Крепко ввязнувший в песок
С перстнем красный сундучок.
«Ну, ребятушки, смотрите,
Вы к царю теперь плывите,
Я ж пойду теперь ко дну
Да немножко отдохну:
Что-то сон одолевает,
Так глаза вот и смыкает…»
Осетры к царю плывут,
Ёрш-гуляка прямо в пруд
(Из которого дельфины
Утащили за щетины).
Чай, додраться с Карасём, —
Я не ведаю о том.
Но теперь мы с ним простимся
И к Ивану возвратимся.


Тихо море-окиян.
На песке сидит Иван,
Ждёт кита из синя моря
И мурлыкает от горя;
Повалившись на песок,
Дремлет верный горбунок,
Время к вечеру клонилось;
Вот уж солнышко спустилось;
Тихим пламенем горя,
Развернулася заря.
А кита не тут-то было.
«Чтоб те, вора, задавило!
Вишь, какой морской шайтан! —
Говорит себе Иван. —
Обещался до зарницы
Вынесть перстень Царь-девицы,
А доселе не сыскал,
Окаянный зубоскал!
А уж солнышко-то село,
И…» Тут море закипело:
Появился чудо-кит
И к Ивану говорит:
«За твоё благодеянье
Я исполнил обещанье».
С этим словом сундучок
Брякнул плотно на песок,
Только берег закачался.
«Ну, теперь я расквитался.
Если ж вновь принужусь я,
Позови опять меня;
Твоего благодеянья
Не забыть мне… До свиданья!»
Тут Кит-чудо замолчал
И, всплеснув, на дно упал.
Горбунок-конёк проснулся,
Встал на лапки, отряхнулся,
На Иванушку взглянул
И четырежды прыгнул.
«Ай да Кит Китович! Славно!
Долг свой выполнил исправно!
Ну, спасибо, Рыба-кит! —
Горбунок-конёк кричит. —
Что ж, хозяин, одевайся,
В путь-дорожку отправляйся;
Три денька ведь уж прошло:
Завтра срочное число,
Чай, старик уж умирает».
Тут Ванюша отвечает:
«Рад бы радостью поднять;
Да ведь силы не занять!
Сундучишко больно плотен,
Чай, чертей в него пять сотен
Кит проклятый насажал.
Я уж трижды подымал:
Тяжесть страшная такая!»
Тут конёк, не отвечая,
Поднял ящичек ногой,
Будто камышек какой,
И взмахнул к себе на шею.
«Ну, Иван, садись скорее!
Помни, завтра минет срок,
А обратный путь далёк».
Стал четвёртый день зориться,

Чудо-юдо рыба-кит

Чудо-юдо рыба-кит

Из стихотворной сказки «Конек-Горбунок» (1834) писателя Петра Павловича Ершова (1815- 1869).

Употребляется:
шутливо-иронически по поводу какого-либо странного, нелепого, непонятного явления, предмета, существа и т. д.

Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: «Локид-Пресс»
.
Вадим Серов
.
2003
.

Смотреть что такое «Чудо-юдо рыба-кит» в других словарях:

    Чудо-юдо
    — ЧУДО ЮДО. 1. Народно поэт. Сказочное чудовище. «Мы приедем на поляну, Прямо к морю океану; Поперёк его лежит Чудо юдо рыба кит» (П. Ершов. Конёк Горбунок). На реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались, мост загудел выезжает чудо юдо… … Фразеологический словарь русского литературного языка

    У этого термина существуют и другие значения, см. Чудо юдо (значения). «Чудо юдо». Русская лубочная картинка XIX века. Чудо юдо персонаж русских народных былин и … Википедия

    ЧУДО — ЮДО
    — Устаревший термин. За пределами Одессы так с легкой руки Ершова именуется рыба кит. В городе, где базировалась китобойная флотилия даже малые дети знали, что кит это животное, а не рыба. Поэтому Ч. Ю. в одесском языке некогда именовали юду,… … Большой полутолковый словарь одесского языка

    Чуда, мн. чудеса, чудес и (простореч. редко) чуда, чуд, ср. 1. В религиозных и мифологических представлениях явление, противоречащее законам природы и не объяснимое ими, но возможное вследствие вмешательства потусторонней силы. «В чудеса теперь,… … Толковый словарь Ушакова

    чудо
    — , чудеса Не чудо с инф. (разг.) не странно, не удивительно. Когда перенимать с умом, тогда не чудо и пользу от того сыскать. Крылов. Чудеса в решете о чем н. необычном или нелепом. Чудо юдо (нар. поэт.) 1) сказочное чудовище. … … Фразеологический словарь русского языка

    КИТ
    — млекопитающее, символизирующее в силу своих размеров важность и значительность. Архетип поглощения, засасывания, проглатывания. У многих народов почитался в качестве морского бога. Часто выступал символом дьявола: открытая пасть кита служила… … Символы, знаки, эмблемы. Энциклопедия

    Ср. …Царевич Видит: лежит на песке золотом Чудо морское с зеленым хвостом. М.Ю. Лермонтов. Морская царица. Ср. Поперек его лежит Чудо юдо рыба кит. Все бока его изрыты, Частоколы в ребра вбиты, На хвосте сыр бор шумит, На спине село стоит;… … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

    В общих трёхчленных (по вертикали) мифологических схемах вселенной Р. служат основным зооморфным классификатором нижней космической зоны и противопоставлены птицам как классификатору верхней зоны и (менее отчётливо) крупным животным (часто… … Энциклопедия мифологии

    Только в сочетании чудо юдо богатыри, чудо юдо рыба кит, чудо юдо маханная губа – сказочное и бранное – о татарине (Даль), также чудо юдо – в качестве названия морского царя, в сказках. По видимому, это всего лишь рифмованное образование по… … Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера

    Чудище, страшилище, пугало, чучело, урод, монстр; (детск.) бука; жестокий, зверь, изверг, урод (нравственный). Чудо юдо рыба кит. . Тредьяк. .. См. пугало… Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.:… … Словарь синонимов

Иногда по выходным мы публикуем для вас ответы на различные викторины в формате «Вопрос — ответ». Вопросы у нас самые разные как простые, так и достаточно сложные. Викторины очень интересные и достаточно популярные, мы же просто помогаем вам проверить свои знания. И у нас очередной вопрос в викторине — Что в сказке «Конёк-горбунок» обещал достать Ивану чудо-юдо рыба-кит?

A:
жемчужину размером с яйцо
B:
перстень Царь-девицы
C:
сундук морского царя
D:
гусли Садко

Правильный ответ: B –
перстень Царь-девицы

Волны моря заклубились,
Корабли из глаз сокрылись.
Чудо-юдо Рыба-кит
Громким голосом кричит,
Рот широкий отворяя,
Плёсом волны разбивая:
«Чем вам, други, услужить?
Чем за службу наградить?
Надо ль раковин цветистых?
Надо ль рыбок золотистых?
Надо ль крупных жемчугов?
Всё достать для вас готов!» —
«Нет, кит-рыба, нам в награду
Ничего того не надо, —
Говорит ему Иван, —
Лучше перстень нам достань, —
Перстень, знаешь. Царь-девицы,
Нашей будущей царицы». —
«Ладно, ладно! Для дружка
И серёжку из ушка!
Отыщу я до зарницы
Перстень красной Царь-девицы», —
Кит Ивану отвечал
И, как ключ, на дно упал.
Вот он плёсом ударяет,
Громким голосом сзывает
Осетриный весь народ
И такую речь ведёт:
«Вы достаньте до зарницы
Перстень красной Царь-девицы,
Скрытый в ящичке на дне.
Кто его доставит мне,
Награжу того я чином:
Будет думным дворянином.
Если ж умный мой приказ
Не исполните… я вас!..»
Осетры тут поклонились
И в порядке удалились.
Через несколько часов
Двое белых осетров
К киту медленно подплыли
И смиренно говорили:
«Царь великий! Не гневись!
Мы всё море уж, кажись,
Исходили и изрыли,
Но и знаку не открыли.
Только Ёрш один из нас
Совершил бы твой приказ:
Он по всем морям гуляет,
Так уж, верно, перстень знает;
Но его, как бы назло,
Уж куда-то унесло».
«Отыскать его в минуту
И послать в мою каюту!»

Всего найдено: 16

Добрый день! Второй раз прошу откликнуться. Подскажите пожалуйста, нужно ли в конкретном предложении : Ледокол-атомоход “Арктика”-сложный чудо ? корабль”, в слове “чудо-корабль” ставить дефис или нет? Или писать “чудо корабль”?

Ответ справочной службы русского языка

Сочетание с приложением-словом пишется через дефис, а между подлежащим и сказуемым ставится тире: Ледокол-атомоход «Арктика» — сложный чудо-корабль. 

Здравствуйте, уважаемые сотрудники “Грамоты.ру”! В процессе вычитки монографии о взаимодействии колеса и рельса столкнулась с непростым случаем. Помогите, пожалуйста, разобраться: как следует написать словосочетание _чудо смазочный материал_? Смущает то, что приложение относится к сочетанию слов, а не к одному слову. В “Справочнике по правописанию и литературной правке” Д. Э. Розенталя подобного случая, к сожалению, не нашла. Замена на _чудо-смазку_ нежелательна, т. к. авторы по определенным причинам не употребляют слово “смазка” в своей работе. Заранее благодарна вам за ответ и спасибо за вашу непростую работу! С уважением, Любовь

Ответ справочной службы русского языка

Правильно раздельное написание. Оно соответствует следующему правилу.

Недопустимо слитное или дефисное написание с приставкой или первой частью сложного слова, если вторая часть содержит пробел, т. е. представляет собой сочетание слов. В этих случаях слитные или дефисные написания, рекомендуемые основными правилами, должны заменяться раздельными. Например, следует писать: лже доктор наук, псевдо произведение искусства, теле круглый стол, мини стиральная машина; экс Советский Союз, псевдо Ван Гог, пол рабочего дня, пол столовой ложки, пол Московской области (Правила русской орфографии и пунктуации. Полный академический справочник / Под ред. В. В. Лопатина. М., 2006. § 153).

Добрый день! Помогите разобраться. “Мероприятие прошло в воронежском ЧудоЦентре” Слово “воронежском” пишется с прописной или строчной буквы в данном случае? (ЧудоЦентр – сокращенное название от официального)

Ответ справочной службы русского языка

Верно написание со строчной. Может быть, оформить так: “Чудо-центр”?

Добрый день. Подскажите пжл в слове “чудо остров” нужно ставить знак “тире”? Спасибо.

Ответ справочной службы русского языка

Первая часть сложных слов чудо-присоединяется дефисом. Правильно: чудо-остров.

Не могу найти, как пишутся существительные-приложения со словом чудо: чудо-специалист и т. д.
Спасибо,
Наталия

Ответ справочной службы русского языка

Первая часть сложных слов чудо- присоединяется дефисом: чудо-специалист.

Здравствуйте. Не оставляю надежды, что вы мне всё-таки ответите. Подскажите, как правильно писать “чудо елочка краса”, “чудо-елочка краса” или как-то иначе? контекст примерно такой: звери решили найти в лесу чудо елочку красу. Заранее спасибо

Ответ справочной службы русского языка

Оптимальным будет написание с двумя дефисами: чудо-елочка-краса.

Уважаемые господа!

Согласно словарям сайта грамота.ру слово “чудо-юдо” – среднего рода. Кто бы сомневался?! Следовательно, “чудо-юдо девятиголовое въехало на калиновый мост”.

Но вот берём книгу “Русские народные сказки” (Выпуск 5, 2005 г.) издательства Омега и читаем, например, на двенадцатой странице: “Вдруг на реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались – подъезжает чудо-юдо девятиголовое (ср. р.). Только на калиновый мост въехал (м. р.) – конь под ним встрепенулся, …”. На четырнадцатой странице: “А чудо-юдо ударил (м. р.) – по колени Ивана в сырую землю вогнал (м. р.)”. И так далее на протяжении всей сказки: согласованные определения – в среднем роде, а сказуемое – в мужском.

Разве допустим такой тип согласования?

Возможно, издателей смутило то, что в этой сказке присутствуют “чудо-юдовы жёны”, но ведь род слова “чудо-юдо” от этого не меняется!

Как образуется множественное число слова “чудо-юдо”?

Заранее признателен за ответ.

Ответ справочной службы русского языка

Дело в том, что грамматический род не равен буквально биологическому полу. Чудо-юдо, оставаясь существительным среднего рода, отождествляется с существом мужского пола. В этом нет ничего странного.

Форма мн. ч. (чуды-юды) неупотребительна.

Подскажите, пожалуйста, склоняется ли слово “чудо-юдо”? Спасибо.

Ответ справочной службы русского языка

Да, это слово склоняется: _чудо-юдо, чуда-юда, чуду-юду_ и т. д.

Здравствуйте! Нужны ли какие-то знаки препинания в таком заглавии статьи?
Чудо-фрукт грейпфрут
Спасибо.

Ответ справочной службы русского языка

Дополнительные знаки препинания не требуются.

Ответьте, пож-та, прямо сейчас: газета уйдет, срочно, срочно, очень нужно.
Естественно, называть производителя этих «чудо-таблеток» не стану (–) вполне возможно, что лекарство было нормальным(,) и причины его бесполезности кроются в чем-то другом.
Возможно, лечение назначено неправильно(,) или доза слишком мала.
Но важно не только(,) что носить, но и как носить.

Ответ справочной службы русского языка

Корректно: _Естественно, называть производителя этих «чудо-таблеток» не стану: вполне возможно, что лекарство было нормальным и причины его бесполезности кроются в чем-то другом. Возможно, лечение назначено неправильно или доза слишком мала. Но важно не только что носить, но и как носить._

Как пишется сочетание «чудо-дом» («чудо дом»): через дефис или раздельно?

Ответ справочной службы русского языка

Правильно: _чудо-дом_. Первая часть сложных слов _чудо-_ пишется через дефис.

Ответьте, пожалуйста, как правильно расставить знаки в предложении: “Это просто чудо-юдо-рыба кит!” или “Это просто чудо-юдо рыба-кит!”
Почему?

Нужны ли заглавные буквы в “чуде-юде”?

Ответ справочной службы русского языка

См. ответ № 207600 .

Здравствуйте еще раз. Странно: то от вас ответ приходит, не успеешь его отправить (что, несомненно, прекрасно!), а то его приходится ждеть по нескольку часов или даже дней… Попробую задать еще один вопрос: может, на этот раз повезет, и ваша чудо-система его не пропустит :)
Как пишутся такие слова, как, например “книжка-развивающая игрушка” или “лампа-напольное украшение”? Через дефис? Тире? С пробелами или без?

Ответ справочной службы русского языка

Верно написание через тире с пробелами.

Этимология слова “ящер”.
Что было сначала? слово “ящерица”, а от него произошел зоологический термин “ящер”, или наоборот?
Вопрос связан с тем, что слово “ящерица” явно старое и встречается даже в русских народных сказках.
А вот слова “ящер” там нет. Есть змей, чудо-юдо и т.п.
Но только не ящер.

Когда появилось слово “ящер” в привычном для нас смысле?
Где искать ответ на этот вопрос?

Спасибо.

Ответ справочной службы русского языка

_Ящерица_ — суффиксальное производное от _ящеръ_, в диалектах ещё известного, < ascerъ. Происхождение неясно. Одни ученые считают сложением askъ ‘нора, пещера’ и scerъ ‘роющий’. В таком случае _ящерица_ буквально ‘роющая норы’. Другие толкуют это существительное как родственное слову _скорый_ (с приставкой _я_ и перегласовкой _о/е_; sker > щер) и считают, что ящерицу назвали так за быстроту её передвижения. По мнению третьих — _ящеръ_ — того же корня, но с перегласовкой _е/о_, что _скора_ ‘кожа, шкура’ и значит ‘животное, меняющее кожу’.

Как правильно пишется: чудо-юдо рыба-кит?

Ответ справочной службы русского языка

Согласно “Словарю русских синонимов и сходных по смыслу выражений” Н. Абрамова, правильно: _Чудо-юдо рыба кит_.

Почему Чудо-юдо рыба-кит получило (или даже получила, получил) такое название? Этот вопрос пришел мне от пятилетнего ребенка, сына подруги.

https://photo.99px.ru
https://photo.99px.ru

Первое, что пришло мне в голову – юдо-Иуда. Действительно, А. С. Хомяков считал, что юдо происходит от имени Иуда, которое ещё в период раннего христианства стали давать нечистому и другим демоническим существам. Но нет… 

Авторитетнейший величайший Макс Фасмер не позволяет разгуляться воображению других этимологов. Он считает наиболее вероятным, что юдо — «всего лишь рифмованное образование по образцу слова чудо». Рассказывать об отвергнутых им версиях не стану.

Что за "юдо" рыба-кит?

А почему этот персонаж называется чудом? Общеславянское слово чудо произошло от глагола чути (чувствовать, чуять) при помощи  суффикса -д- (ср. чадо). Чудо буквально — «чувствуемое, наблюдаемое явление», далее — «необыкновенное, удивительное явление», отсюда чудище и чудовище – удивительное страшное или огромное явление.

https://puzzleit.ru
https://puzzleit.ru

Надеюсь, ребенок поймет:
1. Чудо – нечто удивительное. Как и чудище, и чудовище.
2. Чудо-юдо – рифмовка. Как и каша-малаша, ябеда-карябеда.

*Задавайте свои вопросы, дорогие читатели! И молитесь, да снизойдут на меня вдохновение и свободное время)

Читайте также: “Паки… Иже херувимы!” Диалог Ивана Грозного и режиссёра Якина. Перевод филолога

“Бровьми союзна!” Иван Васильевич о женской красоте. Заметки филолога

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: